Балийская церемония кремации в Убуде

16 Июль 2010 // Автор: Antonina Zakharova

Места: Бали, Индонезия, Убуд

Метки: ,

Балийцы – индуисты, но довольно странные. Здешняя религия – коктейль из индуизма и буддизма, приправленный древними местными верованиями. Но в том, что касается смерти, правила для всех индуистов едины: обязательна кремация тела после смерти. Во время традиционного обряда (мы видели его в Непале и в Индии) тело заворачивают в ткань и сжигают на погребальном огне. Вчера нам представилась возможность посмотреть, как это происходит в Индонезии, на острове Бали.

Про подготовку к церемонии
Когда на Бали кто-то умирает, то его тело помещают в храм или в отдельную комнату в доме. Умершему приносят еду и питье, как будто он все еще жив. Так балийцы сохраняют контакт с душой покойного, которая остается рядом с телом. Вокруг тела и на входе в дом зажигают лампадки, чтобы блуждающий дух смог найти дорогу назад.

В подготовке к кремации принимает участие все село. Это дорогой и сложный процесс, поэтому в одиночку родственникам не справиться. Хозяин нашего геста рассказал, что на организацию вчерашней церемонии потратили около 90 000 000 рупий (10 000 usd), правда, сжигали не простолюдина. Иногда подготовка затягивается на месяцы или даже годы, в этом случае тело временно хоронят в земле. Немедленно (без предания тела земле) должны быть кремированы только представители высшей касты, брахманы. День сожжения определяют с помощью балийского календаря, он называется «тика». Его же используют для того, чтобы определить, кто из предков воплотился в новорожденного ребенка.

В ночь перед торжественным днем из храма приносят святую воду, ее используют для последней подготовки умершего и во время самой церемонии. Труп также натирают смесью из порошка сандалового дерева, соли, куркумы, рисовой муки и ускуса. Руки связывают и укладывают на груди в молитвенном жесте. В глазницы кладут два маленьких зеркала, зубы закрывают полосками стали, ноздри – цветами жасмина, ногти – железными пластинками. Все это делается для того, чтобы обеспечить благоприятное перерождение: с глазами, яркими как зеркала, зубами как из стали, дыханием как будто аромат цветов, костями, прочными как железо. Если человек в ожидании сожжения был временно захоронен, его останки выкапывают и также готовят к кремации. Кстати, раньше жена умершего мужчины бросалась за мужем на погребальный костер.

Кремация
Теперь про церемонию, которую мы видели вчера. Около полудня на площади в центре Убуда собралась толпа: местные и туристы. Бойко продавали саронги под предлогом «на церемонию без них нельзя». На самом деле, это была публичная процедура, можно и без саронга.

«Главным героем» был член княжеской семьи Убуда, Tjokorda Ngurah Sukawati. Он умер 22 июня.

На площади были установлены две конструкции – бык и башня. Бык – это саркофаг, в него положат тело для сожжения. Саркофаг всегда представляет собой животное. Это бык, если кремируют мужчину-брахмана, корова – если женщину-брахмана, крылатый лев для кшатриев и полуслон-полурыба (мифологическое существо, по-английски называется gadjamina) для простых судра. Наш хозяин, правда, предложил другую версию: для брахманов и кшатриев используют быка, а для судра – полуслона-полурыбу. Индуисты считают быка «транспортным средством» Шивы.
Башня построена в виде пагоды. Когда кремируют людей попроще, строят башню с семью уровнями, а если особу голубых кровей – с девятью.

Ждали около двух часов. Многие иностранцы за это время закупились саронгами. Потом начался процесс. Принесли гроб, завернутый в белую материю и с помощью неудобного бамбукового трапа занесли его на башню. Затем до самой земли опустили длинные отрезы белой и желтой ткани.

В ноги к быку сели трое молодых балийцев. Туда же поставили два ящика с питьевой водой. Потом один из брахманов, ведущих церемонию, оседлал быка.

Немного энергичной балийской музыки, и бык «поскакал» к месту кремации. И башня, и бык стояли не на земле, а на широких бамбуковых платформах. Мужчины подхватили их и буквально побежали. Каждые несколько сотен метров они ненадолго останавливались, чтобы передохнуть, а потом так же энергично бежали дальше. Бык ехал первым, за ним – башня, в которой транспортировали гроб.

Элемент богатой отделки башни и фотография покойного.

Процессия прошла около километра: от пересечния улицы Сувета и главной улицы Убуда до храма Pura Dalem Puri (Pura dalem буквально переводится как «храм смерти»). За все время я не видела ни одного грустного лица. «Балийская кремация – это не оплакивание, это развлекательная программа. Мы должны быть уверены, что душа умершего не увидит ни одной слезинки на лицах тех, кто ее провожает», – говорят балийцы.

После того, как все конструкции принесли к месту сожжения, гроб снова вытащили из башни. Трап везли отдельно, на грузовике. Спускать гроб по трапу было, если смотреть со стороны, еще тяжелее, чем заносить его туда. Трап очень крут.

Птица в руках у брахмана называется чендраваси (chendrawasih), она символически показывает душе покойного путь в другой мир (в котором душа находится до следующего перерождения).

Балийцы в праздничной одежде: белые рубашки, саронги. Скорби не было, но торжественность ощущалась.

О насущном не забывали. В толпе курсировали продавцы сладких булок, пиццы, мороженого, супа баксо и холодных напитков.

Продавщицы саронгов носили свой товар на голове.

Затем гроб несколько раз обнесли вокруг постамента с высокой крышей (отдаленно напоминает лобное место), предназначенного для кремации. За это время дети успели оторвать когтистые лапы, которыми была украшена башня. Никто им не препятствовал.

Распилили бамбуковую платформу, на которой стоял бык, и внесли его на постамент. Потом началась работа над самим быком: вскрывали спину. Внутри он состоит из деревянных брусьев (каркас), пенопласта, чего-то типа соломы или дранки. Снаружи обит бархатом.

Все наблюдали за процессом. Многие участники церемонии были одеты в «памятные» майки с фотографией умершего, его именем и датой кремации.

Дети быстро наигрались с гигантсткими пенопластовыми лапами

и переключились на другие объекты.

Быка вскрыли.

Начали поднимать гроб. Это было нелегко.

Сняли крышку.

и стали вытаскивать покойного из гроба, чтобы уложить в быка. На лицах брахманов – большое напряжение, это не легкая работа.

Потом облили саркофаг бензином и подожгли.

В дальнейшей процедуре активное участие принимали две коммунальные службы – поджигальщики и пожарные. Действовали последовательно: сначала активно поджигали, потом тушили (вероятно, чтобы не загорелся постамент), потом опять подждигали и опять тушили.

Покойный все еще лежит сверху, на том месте, где раньше у быка была спина.

Поближе.

Башню в это время тоже подожгли.

Гроб сгорал вместе с башней.

Дети отвлеклись от ярких обрывков башни и переключились на погребальный костер.

Иностранцы, в том числе и я, бегали вокруг с камерами и фотоаппаратами.

Между тем, наступил новый этап церемонии. Частично сгоревшего покойного сбили бамбуковыми палками (!). Он с грохотом упал на постамент, под ноги быка. Публика шумно выдохнула, а возжигатели принесли горелку. Раньше сжигали на дровах, а сейчас, в целях ускорения процедуры, используют помощь прогресса.

Разгорелся.

Дальше начался ужас, поэтому я не фотографировала. В огне были отлично видны ноги и руки сгорающего человека.

И по-прежнему продолжался абсурд: одновременно поджигали и тушили.

Во время сожжения голова быка была подперта для устойчивости бамбуковой палкой. Потом палку убрали, и голова немедленно упала.

Мы не стали дожидаться самого конца кремации, тем более, что у меня не было желания фотографировать плавящиеся останки. После падения бычьей головы мы ушли. И увидели, как восстанавливают электричество, отключенное из-за церемонии. Башня по высоте не пролезла бы под проводами, натянутыми через улицу, поэтому их сняли, а потом опять повесили.

Картина кремации, которая висит в нашем гесте. Красный дракон слева используется только в церемонии кремации князей.

Через 12 дней после сожжения проводят еще одну церемонию – окончательное очищение. Останки покойного, завернутые в белую и желтую ткань, опускают в море. С этого момента душа может заново воплощаться.

16 Июль 2010 // Автор: Antonina Zakharova

Места: Бали, Индонезия, Убуд

Метки: ,

18 Comments →


Наш дом окружен лесом, из которого не хочется выходить. Десять минут — и мы в Нагаре, но зачем? Cреди деодаров, елей и сосен хорошо и спокойно, и можно бесконечно гулять по тропам, каждый раз находя новые. В садах зреют яблоки и груши, вдоль дорог растут ежевика и барбарис. Дикие абрикосы кулльцы не едят, а только [...]

Также рекомендуем

Подписка


pashkin_elfe
phototon1c

Обсуждение:

  1. спасибо! интересно!

  2. Anika Anika:

    ой, у вас последние два фото одинаковые… наверное, не то вставилось.
    рассказ здоровский.
    я только в Индии наблюдала похоронный обряд, кажется. но это чем-то похоже, только в Индии меньше абсурда.

    кстати, да, я все ждала – когда жестяк начнется-то =))) но ты, наверное, правильно не стала выкладывать. такие зрелища не каждый выдержит =)))
    я тут на днях буквально бабушке рассказала вскользь про Индийскую кремацию – что оно на дровах все. она там обахалась. до сих пор подружкам пересказывает про «дикарей» =)))

    • Antonina Zakharova Tonic :

      Обновите, пожалуйста, страничку, я уже исправила последние фотки.

      В Индии, по моим впечатлениям, меньше пафоса (труп туда-сюда не перекладывают, быков всяких нет и тд). И сжигают на дровах, по-человечески, а не бензиновой горелкой.

      В Индии три часа тело горит. А тут для скорости все быстренькой горелкой фигарят.

      Жесткач не стоит, я думаю. На самом деле, у меня есть пара фоток с обугленными ногами, но смотреть неприятно. Ну их нафиг, эти подробности.

      • Anika Anika:

        да, все в порядке с последним фото, спасибо.
        кстати, меня на ты надо. я из ЖЖ (rondine_).
        тут просто непонятно, как писать, я и пишу имя =)))

        • Antonina Zakharova Tonic :

          О, вот я тормоз)
          Кстати, если ты будешь ссылку на жж писать, то фотография оттуда будет подкачиваться.

        • Antonina Zakharova Tonic :

          Что-то я так написала, как будто я не журналист, а ученик первого класса в деревне) В общем, если ты заполнишь поле «адрес сайта» при отправке комментария, то из жж автоматически подкачается аватара.

  3. оля оля :

    Да, грандиозно! Меня радует присутствие позитива и атмосферы праздника, мне кажется, это хорошо)

    • Antonina Zakharova Tonic :

      И мне тоже так кажется. В Тибете тоже не принято слезы лить, а совсем наоборот, ну ты и без меня знаешь))
      Как у тебя с визой дела?

  4. Если честно – офигеть не встать! Прочитал как завороженный…

    • Antonina Zakharova Tonic :

      Привет! Приятно тебя здесь видеть) И спасибо)
      Вы, кстати, сюда не собираетесь?

      • Ещё не решили когда) В ближайших предварительных планах России(блин), Мелакка в Малайзии(пожить), Сингапур(посетить) и Австралия(зависит от виз, билеты есть), вот оттуда надо брать куда-то рейс и это либо Бали, либо Филлиппины.
        Я сразу вас добавил в Ридер, как прочел у Маши и Аджея. У вас очень интересный блог, а этот пост впечатлил, как давно ничего не впечатляло

        • Antonina Zakharova Tonic :

          Это ж у вас на полгода вперед планы. А в Россию надолго? По делам? Не завидую(
          Спасибо тебе большое за хорошие слова, очень приятно.

  5. эх, так жалко, что я не успела попасть на массовую кремацию в Пенестанане ((( А там, судя, по твоей инфе, человек 15 кшатриев сжигать собирались, я только успела процесс подготовки крылатых львов снять, а как красиво все в огне-то, особенно узоры на дереве через огонь

  6. В Индии обычно лишь чуть обжигают – а потом все это плывет по Гангу, улучшая и без того высокую санитарию… Там просто практически не осталось лесов – а следовательно, и дров. А даже когда они есть, за три часа без применения специального оборудования человеческое тело сжечь «в прах» невозможно…
    Так что, на самом деле, балийцы поступают вполне разумно…

  7. Алина Алина:

    А у них нормальных крематориев нет?

Оставить комментарий

*