Сычуань


Хитрая граница

Мы на ощупь ищем дорогу из Цинхая в Сычуань в обход Тибета и убегаем от мастифов. Потом попадаем в руки к полиции и катаемся на машине с мигалками. А в Сычуани нас ждут снежные львы и никем не разведанная колея через перевал Си-Ла.

Кордицепс – тибетское лекарство от всех болезней, включая бедность

Кордицепс китайский Ophiocordyceps sinensis — паразитический гриб. Он поражает своими спорами живущих под землей гусениц — личинок бабочек рода Thitarodes, который даже не имеет русского названия. Через некоторое время споры всходят, а гусеница погибает и высыхает. Следующим летом гриб прорастает из головы гусеницы и высовывается над землей на несколько миллиметров, распространяя новые споры. Гриб вместе с гусеницей считаются неимоверно полезными в китайской медицине и ценятся больше, чем многие другие дары природы. По мнению китайцев, особенно хорошо кордицепс влияет на потенцию, как и другие экзотические и дорогие лекарства.

К снежной горе Гьеньен. Путешествие по Южной Сычуани, часть 3

После разведки Розовой долины и заснеженного перевала мы спустились к месту слияния долин и поднимаемся теперь по правому по ходу движения притоку. Здесь в лесу яками набита хорошая тропа, выше на лугу караван разбредается. То и дело идем по знакомым нам сухим кочкам. Дрова закончились, налетает ветер. Мы все же нашли немного хвороста и развели костер. Перевал Рати на карте, вероятно, обозначен неправильно. Слабая тропа идет к более восточной седловине, которая ниже на 130 метров и по-видимому представляет собой логичный проход между долинами рек Динцюй и Сицюй. Один из пастухов также показал нам на эту седловину. Мы назвали этот перевал Рати Восточный (4974 м). Подъем по крутому травянистому склону (тропы практически нет), от долины, идущей к перевалу Рати в долину маленького ручейка, далее по пологой караванной тропе прямо на перевал. Внизу с перевала виден отличный сосновый лес. Дальше широкая долина теряется вдали. Начинается снегопад и даже близкой вершины горы Гьеньен не различить, хотя в ясную погоду на перевале было бы отличное наблюдательное место.

Вверх по Розовой долине. Поход по южной Сычуани, часть 2

Из гор Дашошань мы спустились в долину реки Динцюй. Среди зеленых елей – большая желтая равнина с редкой высокой травой. Посередине абсолютно пустая деревня: ни дымка, ни души, все ворота заперты, но дома выглядят жилыми. В Тибете мы то и дело встречали такие оставленные деревни: в них пастухи живут зимой, а остальное время проводят в балаганах на верхних пастбищах. Сейчас только сороки сидят на высоких шестах, из которых устроены сушилки для сена. Началась тропа, которая перешла в плохонькую, но проезжую грунтовку. Дождь моросит еще со вчерашнего дня, руки задубели, среди желто-зеленых блестящих кустов пытаются петь мокрые взъерошенные птицы. В долине начинается ливень с мокрым снегом – редкое явление. Наши теперь уже условно непромокаемые куртки текут как решето. Впереди через проливающуюся тучу еле видно золотую крышу буддийского храма.

Из Батанга в горы Дашошань. Поход по южной Сычуани, часть 1

Батанг остался позади. А вместе с ним и сочные яблоки, и нежный ароматный инжир, и сладкая хрустящая морковь, и другие лакомства, от которых ломились прилавки на рынке. Еще спал портной, сшивший вчера «слоновью ногу» – утепленный синтепоном мешочек-вкладыш для ног внутрь спальника, он пригодится нам для по-тибетски холодных ночей. В полном составе храпел отряд международной полиции, призванный не пускать иностранцев, в том числе и нас, через границу Тибетского автономного района, находящуюся в нескольких километрах от Батанга. По спящим улицам мы уходили, но не в запрещенную страну буддизма, а начиная поход вдоль ее длинной, гористой, покрытой лесом и неимоверно красивой границы.

Лишь нитка шоссе, петляющая по ущелью над рекой, соединяет городок с остальным Китаем. Вокруг же бесчисленные долины, в лесах которых правят филин, леопард и волк. Мы направляемся к шеститысячнику – горе Гьеньен, попытаемся пересечь более чем пятитысячной высоты перевал в ее плече, будем шлепать километры по теплой грязи горячих источников, среди яков, греющих свою шкуру теплой водой под падающим снегом. По пути в Сянчен и Шангри-Лa пройдем непроходимое ущелье реки Сицюй (о последнем мы еще не догадывались).

Первая сычуаньская деревня и тибетский праздник. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 4

Наконец мы выходим в цивилизацию, и первая сычуаньская деревня встречает нас магазинами, куда съехались за продуктами уже знакомые нам кочевники. На следующий день в чистом поле нас позвали на тибетский праздник, который проводился в двух палатках. Более красиво одетых тибетцев мы еще никогда не видели! Все женщины и мужчины в шляпах, улыбаются, едят, разговаривают, дети резвятся, в общем, значительное событие для живущих вдалеке друг от друга пастухов-кочевников.

В гостях у тибетцев-кочевников. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 3

Мы прошли безлюдные горы и теперь спускаемся в Сычуань. В долинах появились многочисленные стойбища кочевников. Их хозяева более гостеприимны и открыты, чем амдосские пастухи, и приглашают нас в гости в свои палатки. Мы наблюдаем, как они живут, готовят еду, гоняют яков, воспитывают детей и невольно приносим себя в жертву обильным и жирным угощениям.

Четырехкратные первопроходцы. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 2

Продолжаем рассказывать о нашем длительном походе между провинциями Цинхай и Сычуань по безлюдным горам. Сегодня будет четыре впервые описанных перевала, очень много диких долин и тибетского неба с его масштабными погодными явлениями, от последствий которых мы будем прятаться в вязанной из шерсти, а значит, протекающей палатке.

По холмам Амдо. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 1

На границе провинций Цинхай и Сычуань между долинами рек Хуанхэ и Ялунцзян, вдоль которых идут автомобильные дороги, несколько хребтов разделяют долины, где все еще живут тибетские пастухи-кочевники, где нет магазинов, шоссе и туристических достопримечательностей. Туда мы и направились после похода на гору Амнэ-Мачин.

Поход был несложным в техническом плане, но богатым на первопрохождения. Мы прошли и впервые описали 5 перевалов высотой более 4000 метров. Маршрут интересен тем, что соединяет две китайские провинции, две дороги и долины двух крупных рек, проходя по малонаселенным и глухим места, совершенно избегая проезжих автомобильных дорог.

Поход из Байюйя в Батанг. На краю цивилизации (часть 2)

Продолжение рассказа о походике. В этом выпуске про перевал и много снега, про забытую буддой деревню и ее колоритных жителей, про то, как нас настигла непогода. Велкам!

Поход из Байюйя в Батанг. Глухомань в Сычуани (часть 1)

Дорогу из Байюйя в Батанг любят продвинутые китайские путешественники на джипах. И одновременно боятся: хоть она и обозначена на карте как дорога, но больше похожа на развезенный тракторами проселок. Однако нам с Пашей и этого было мало. Мы решили, что часть пути пройдем пешком через горы, а вторую – проедем автостопом по тому самому экстремальному бездорожью. Читайте о том, что из этого получилось.

Архитектура в Тибете - 2

Мы уже писали о том, как выглядят традиционные тибетские дома. Тогда речь шла о центральном Тибете, где каждое здание – миниатюрная Потала, эдакая глиняная крепость с окошками-бойницами. Белые стены, черные контуры на окнах, лаконичные орнаменты – обычное жилище в тех краях. Осенью 2010-го мы побывали на юго-востоке Тибета, и сначала даже в глазах зарябило. Все дома – деревянные! Ярко окрашенные, да с пестрыми узорами. Мы в Тибете??

Как строят тибетские ступы

Когда идешь по Тибету, то и дело по пути встречаешь старинные ступы. Они сооружены из камня-плитняка и обмазаны глиной. А иногда тибетская ступа – это всего несколько камней, в которых все же можно угадать канонические контуры. Несмотря на сухой климат, обмазанные глиной ступы постепенно разрушаются и вид у них очень древний. На смену им появляются новые. В Тибете по традиции строят восемь видов ступ. Подробные их описания содержат множество деталей конструкции и строгие пропорции элементов. Каждый вид обладает своей собственной символикой и значением. Впрочем, если не знать об этом, можно со стороны и не заметить разницы.

Тибетский праздник

Однажды на северо-востоке провинции Сычуань мы случайно попали на тибетский праздник. Просто шли по дороге, вокруг были горы, тишина, спокойствие – и никаких признаков людей. Потом завернули за очередную гору и видим: собрались красиво одетые, чистые, причесанные и умытые люди. А это в Тибете редкость: обычно они ходят в грязной одежде, да и расческой пользуются явно не каждый день. Оно и понятно, не так-то легко стирать вещи и мыться, когда пальцы в воде замерзают за секунду.
Так вот, мы еще издалека поняли: что-то тут неладно тибетцы собрались по особому случаю. Может, приехал уважаемый лама. Или настал какой-нибудь важный праздник. А когда добрались до основного сборища… Ух, что тут началось.

Обед в тибетском монастыре. Как кормят монахов и что они едят

Место действия – город Байюй, Сычуань, Китай. Действующие лица – все монахи байюйского монастыря. Время – обеденное.

Завершаются приготовления к обеду. Повара и их помощники бегают от котла к котлу…

Батанг. Как живут городские тибетцы

Батанг – еще один город в Сычуани, в Ганьцзы-Тибетском автономном округе. При большом желании и стойкости к плохим дорогам до него можно добраться из Байюйя. Или из Литанга, если хочется дорогу получше. Батанг на высоте около двух с половиной тысяч, по ночам свежо, и даже днем я брала с собой пуховую жилетку – не хотела мерзнуть. От Батанга всего 30 километров до границы с Тибетом, а по сути это тот же самый Тибет, только, чтобы находиться здесь, не нужны специальные разрешения. По улицам ходят тибетцы в массивных украшениях, улочки обрамлены очаровательными охровыми домами, вокруг горы – что еще нужно для того, чтобы приятно провести несколько дней, отдыхая после очередного похода? Мы бродили по Батангу и фотографировали все подряд, а сейчас перед вами – фоторезультат этих прогулок, мой взгляд на город, на людей, на атмосферу.

Байюй - город, где живут тибетцы

Мы приехали в город с непроизносимым и не понятно как пишущимся названием Байюй, сбежав из Дэгэ из-за проблем с водой. Ни на что особо не рассчитывали, думали, да что уж там, город даже в путеводителе не описан. А оказалось, что Байюй ничуть не уступает Дэгэ, к тому же туристы там бывают еще реже. Наконец-то я готова поделиться своими фотовпечатлениями об этом приятном городке.

Три последних "доширака" или первое в мире прохождение реки Сицюй в Сычуани

«Ты уверен, что это дорога Литанг – Шангри-Ла?» – «Судя по генштабовской карте, это она». Несколько предыдущих дней мы ходили рядом с горой Геньен, по заснеженным перевалам и долинам с золотой листвой. Утомительный холодный десятидневный поход заканчивался, и мы уже мечтали о горячем душе (завтра, послезавтра?). Обсуждали, какие бисквиты выберем в первой встреченной китайской кондитерской. Наш план был таким: выйти по хорошей дороге из широкой и длинной долины (деревни есть, магазинов – ни одного), потом по шоссе за один-два дня автостопом до Шангри-Лы.

Шоссе оказалось неасфальтированной проселочной дорогой. Два грузовика и экскаватор вяло вели дорожные работы. Надежда на поток машин и быстрый автостоп увядала.

Дальше мы рассказываем о том, как вместо запланированного автостопа пошли в поход, как обнаружили серьезную ошибку на карте и из-за этого попали в абсолютно дикую местность, что происходило в процессе и чем все закончилось.

Приключения в Дэгэ и Байюйе, или До чего доводит отсутствие воды

«Приехали в Дэгэ», – радостно улыбаясь, посмотрел на меня водитель грузовика. Я оглянулась вокруг, и мои опасения подтвердились: вместо маленького захолустья я увидела большую коммунистическую стройку. Со всех сторон раздавались удары, звуки сварки и работающей электрической пилы, ворочали длинными шеями подъемные краны, практически на глазах увеличивались многоэтажные здания. Шныряли строители в оранжевых касках, а их черно-белые копии грозно взирали с плакатов на стенах и о чем-то предупреждали, наверное, о том, что нужно опасаться падения кирпича. Первые этажи зданий были заняты бессмертным купеческим сословием. Продавали конфеты, печенье и напитки в аляповатой упаковке, разноцветные куртки от дождя, рейтузы с веселым рисунком, тибетские украшения якобы из натуральных камней, седла для лошадей, молитвенные флажки, ячье масло и огромные куски сушеного мяса, пластмассовые тазы, алюминиевые чайники и все остальное, что требуется для жизни в провинциальном городе…