Уйгурия


Песчаная буря в пустыне Такла-Макан

Вокруг дороги, которая идет по южному краю пустыни Такла-Макан, — плоская как стол равнина. Отъедешь на километр-другой по вязкому песку, а все равно дорогу видно, грузовики ревут моторами и светят фарами. На подъезде к оазису Чарклык начинаются ярданги: гряды из песка и лёсса, закрепленные полусухими кустами. Мы сворачиваем в них и скоро находим площадку — уютную и закрытую со всех сторон.

Нет ничего прекраснее вечерней пустыни. Все залито медовым светом от закатного солнца. Цвета гораздо сочнее, чем где бы то ни было: мелкая пыль, поднятая дневным ветром, рассеивает свет. Ровные впадины вымощены камешками, которые кажутся драгоценными. Воздух теплый, и чувствуешь его всей кожей. Если бы наши предки жили в таком раю, им вряд ли понадобились бы одежды из шкур, вряд ли они оценили бы приют в сырой пещере.

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

В сентябре 2016 года после похода по Цинхай-тибетскому плато мы спустились в город Голмуд. Оттуда направились в Куньлунь и дальше в Таримскую котловину. Сначала мы долго ехали по Цайдамской впадине, где всего в сотне метров от дороги — пустыня совершенно без следов человека. А потом нашли интересную заброшенную и непроезжую дорогу через перевал Таш-Даван: об этом наш рассказ «За сухим туманом. По заброшенной дороге через Куньлунь». Этот репортаж — пролог к нему.

За сухим туманом. По заброшенной дороге через Куньлунь

Мы растягивали палатку теплым куньлуньским вечером в пустыне среди уютных пастельных склонов. Я обернулся и увидел странный закатный силуэт, приближавшийся к нам по гравийной дороге. Он был не похож ни на один вид китайского транспорта от тракторной повозки до тягача с прицепом. На всадника или пешего — тоже не походил. Ног было шесть, одинаковой длины.

«Спина запотела и копчик холодный». Словами Лёвы про походы

Картинки из горного и велосипедного походов (2016) словами Лёвы об Индийских Гималаях, Ладакхе, Тибетском нагорье, Цайдаме, Куньлуне и Тариме. И его фотографии в горах с моими географическими комментариями.

Красные горы и оазис Куча на Шелковом пути. Пока, Тянь-Шань!

Мы спускаемся с Китайского Тянь-Шаня в Таримскую котловину, исследуем лабиринты красных гор, играем в прятки и делаем печку из обрыва. А потом попадаем в Кучу – древний оазис на Шелковом пути.

Зачем велорюкзаку лямки? На двух колесах и пешком по Китайскому Тянь-Шаню

В этой главе мы развешиваем лепешки на заборе, наблюдаем за смекалкой китайских энергетиков, ищем путь к тянь-шаньскому леднику по коварному каньону, промокаем по пояс и проверяем на себе непостоянство снежников.

Долины для звездочетов. Вдоль Китайского Тянь-Шаня

Попасть в середину Китайского Тянь-Шаня непросто. Но если удастся, то увидишь Юлдуз – широкую межгорную впадину, где ровно как в степи и красиво как на картине. Как перейти реку с велосипедами, кто водится на заповедных болотах и откуда в пустыне лазерное шоу. Продолжение наших приключений в Китайском Тянь-Шане.

На велосипедах с арбузом в рюкзаке. Из Джунгарии в Китайский Тянь-Шань

Эпический переезд на китайском автобусе с монгольской границы в мегаполис Урумчи. Жизнь при температуре 43 градуса. Подъем через лесистые северные ущелья китайского Тянь-Шаня. Покорение хребта Укен и фотоохота за тянь-шаньской фауной. И все это с вожделенным арбузом в рюкзаке. Достойное продолжение монгольских приключений.

Древние лепешки, штаны и мумии. Музей Синьцзян-Уйгурского автономного района

В глубине хаотичного Урумчи прячется музей Синьцзян-Уйгурского автономного района. В просторных залах – большая коллекция, посвященная древностям и культуре Уйгурии. Можно часами ходить между рукописями, глиняными статуэтками и выжившими со времен династии Тан лепешками и представлять, как будто Урумчи все еще стоит на Шелковом пути и товары туда доставляют не из интернет-магазинов, а все еще на уставших верблюдах и осликах.

В поисках Беловодья?

Чего мы там не натерпелись, каких бед-напастей не испытали; сторона незнакомая, чужая, и совсем как есть пустая — нигде человечья лица не увидишь, одни звери бродят по той пустыне. Аксу (тюрк.) – белая вода, река с ледниковым питанием. Аксу – река в провинции Синьцзян (Китай), исток: река Сарыджаз, высокий Тянь-Шань, Киргизия, впадает в реку Тарим [...]

Мировая культура в Китае. Русские книги в китайском издании

Мы ходили по книжным магазинам в Китае и среди книг, нашли несколько знакомых нам. Если исключить «китайско-русский разговорник для приграничной торговли», который китайцы зачем-то читают, когда нечего делать, остается еще целая коллекция жемчужин мировой (и русской) художественной литературы на китайском, уйгурском и тибетском языке. Я собрал фотографии известных русским людям обложек книг. Гоголь, Пушкин, Достоевский и Хрущев иероглифами.

По Каракорумскому шоссе. Пешком в ущелье Ойтаг

От Каракорумского шоссе отходит невероятной красоты боковое ущелье Ойтаг. Стены ущелья то красные, то рыжие, то серые и формы такие, что дух захватывает: микрокаминчики, коридоры крутых боковых ущелий, изрезанные эрозией склоны окружают зеленую долину с абрикосами и высокими пирамидальными тополями.

По Каракорумскому шоссе. Конгур-Музтаг и засыпанные песком горы

Мы едем по одной из самых красивых дорог мира – Каракорумскому шоссе, соединяющему китайскую Уйгурию с Пакистаном. Мимо горы-восьмитысячника Чогори (К2) в Пакистан мы не поедем – нет визы, но даже китайский Памир стоит того, чтобы походить здесь. Дорога начинается в Кашгаре, а доехать можно до городка Ташкурган – дальше нужен китайский пограничный пропуск или виза Пакистана.

Смешные русские вывески в китайском Урумчи

Традиционно китайские вывески выглядят так, что русский человек их ни за что в жизни не поймет (как на этой фотографии). Но в Урумчи – столицу Уйгурии – приезжает много казахских и киргизских деловых людей. Они закупают китайские вещи, а потом продают их на родине. Поэтому в Урумчи много вывесок на русском. Почти все они – с ошибками. Но мимо некоторых совершенно нельзя пройти.

Кашгар = Уйгурия + Китай. Слияние китайской и мусульманской культуры

Кашгар – первый город, который мы увидели в Китае. Это было хорошее начало, потому что он китайский только на половину. Это одновременно древний торговый уйгурский город и бездушный китайский новострой. У Кашгара два лица. Каких?

Раскладка в Кашгаре. Опыт закупки китайских продуктов в поход

В Москве собрать продукты в поход гораздо проще, чем в Китае. Рассчитал по походной норме количество гречки, риса, чая и печенья «юбилейное», сходил в супермаркет и все купил. В Китае – сложнее. Во-первых, не понятно, какие продукты продаются. Есть ли, к примеру, у них манная крупа? Или сухое молоко? Во-вторых, не ясно, какого они качества и каковы на вкус. Например, китайцы предпочитают кисло-сладкое печенье с горькой начинкой. В-третьих, смотришь на упаковку и не знаешь, то ли это кетчуп, то ли джем, то ли соевый соус. Поэтому мы решили поделиться нашим опытом: как мы собирали продукты к походу по Каракорумскому шоссе (Уйгурия, Китай).

Что едят в Китае. Наши впечатления

Китай – другая страна. И еда у них под стать. Владей мы китайским языком, узнали бы, вероятно, гораздо больше о национальной кухне. А пока обладаем впечатлениями людей, впервые попавших в эту необычную страну. На фотографиях, в основном, уличная еда. Ресторанная – примерно то же самое, но все смешано в одном блюде. Что же мы обнаружили в китайском меню? Предупреждаю: слабонервным и беременным лучше не смотреть! И надеюсь, что вы уже пообедали.

Путешествие из Уйгурии в Тибет на поезде: Урумчи-Ланчжоу-Лхаса

Описание того, как мы вплотную познакомились с сидячими вагонами китайских поездов по пути из Урумчи в Лхасу, с повадками китайских чиновников и привычками малокультурных пассажиров, но, преодолев все трудности все-таки доехали до столицы Тибета совершенно без проблем.

В Тибет объездом: автобус Ечен - Урумчи

Утром мы на автовокзале в Ечене пытаемся уехать в Хотан по южной ветви Шелкового пути (Silk road – здесь раскрученный туристский бренд: гостиница silk road, ресторан, антиквариат silk road, турбюро silk road предлагает туры по silk road). В Хотан автобусы отменили, а Хотан – это только 20 процентов пути до Голмуда по этой дороге. Узнать что-то на автовокзале можно только найдя англоговорящего человека. В кассе говорят meiyo (нет), и понять чего нет, билетов, автобуса, билеты еще не продаются или еще чего, невозможно. Нам повезло найти русскоговорящего парня и мы узнали, что в Хотан автобусов нету, автобус проезжающий полпути до Хотана еще не вернулся из рейса, на Аксу автобусов сегодня не будет, а на Урумчи все билеты в кассе распроданы и можно купить билет только у спекулянтов.

Из Ечена в Тибет. Приключения на запретной западно-тибетской трассе

Мы попытались въхать в Тибет по трассе 219 (Ечен-Али-Лхаса). На первом посту в Ахмеджаде (100 км) китайцы послали нас обратно. Огорчившись мы решили все-таки обойти по горам. Для обхода выбрали перевал соседний с тем, через который идет дорога. Подъем от Ахмеджада 500 метров, потом спуск в долину реки Тизниф еще 500 метров. Расстояние по горизонтали километров 6-7 (по сравнению с дорогой срезали километров 25). На все потратили часа 3-4. Тизниф прозрачен и прохладен, есть заводи и хорошие места у реки. Решили отдохнуть и дождаться основного ночного потока машин на Али. С двух часов ночи мы сидели у дороги и пытались ловить машины. Водители категорически не берут. Хотя некоторые останавливаются. Двое водителей даже презентовали нам арбуз и лепешку. А в машину не взяли. Говорят, без пермита нельзя. В кузове среди грузов тоже нельзя – китайцы проверяют. После обеда решили ехать обратно за возможным пермитом в Ечен.

В Китай из Таджикистана и Киргизии. Кашгар – самый мусульманский город Китая

Два дня добирались мы до нужного нам перехода в Иркештаме – в Кульме китайцы не пустили нас – отправили обратно. Ехали от Мургаба с военной колонной таджикских погранвойск. Пока нас на границе проверяли на наркотики, оформляли бесчисленные «регистрации» (регистрацией в Таджикистане называют все что угодно: выписать бумажку – регистрация, записать в журнал – регистрация, поставить выездной штамп – регистрация ), нашего военного водителя постриг прямо под открытым небом на перевале пограничный цирюльник, а одному из Камазов подварил отваливающийся борт один из военных строителей. Ехали и до границы и после нее быстро. Военные пустые камазы «Евро» ехали на перевал как легковые, да еще и на ямах не тормозили – тряско, но быстро: от Мургаба до Сары-Таша один вечер и одно утро.