Сани


Выбираясь из песков Занскара, или Вверх, на Пенси-Ла. Гималаи, Ладакх, Каракорум - глава 6

Абсолютная тишина, гулкая и значительная. Изредка слышны птичьи разговоры и шорох своих же колес. Слоеные обрывы и горы в рубчик обрамляют узкий каньон реки Занскар. Мы возвращаемся к деревне Зангла и снова едем там, где несколькими годами раньше невозможно было пройти даже пешком.

Выезжаем обратно в широкую долину и пересекаем Занскар по пешеходному подвесному мосту около Занглы. Дорога по левому берегу – это песчаные разъезженные колеи. Грузовик поднимает за собой такую тучу пыли, что видно километров за десять. В особо мягких местах велосипед буксует и останавливается совсем. Что по дороге ехать, что по песчаной пойме – примерно одинаково. Кое-где дорогу мостят крупными камнями, но передвигаться по ним не легче, чем по песку. Навстречу – группа иностранцев налегке, и поодаль проводники с караванами везут их вещи. «Идем в Ламаюру», – отвечают они на наш вопрос. Около Падума долина поворачивает на запад, и только мы выезжаем из-за хребта, как в лицо бьет сильнейший ветер. Он не просто осыпает нас с ног до головы песком, ехать ему навстречу еле получается.

Деревня Сани: 1000 лет в тибетской глуши

Деревня Сани находится всего в нескольких километрах от Падума – столицы древнего княжества. Ни индийское влияние, ни прогресс 20 века здесь незаметны на фоне духа сельского феодального Занскара. В Сани находится один из самых старых и интересных буддийских монастырей школы Друкпа Кагью.

Первые упоминания о ступе в Сани относятся к 2 веку. Рассказывают, что под ней медитировал Наропа, знаменитый и почитаемый йогин и учитель буддизма, живший в 11 веке. Главный храм с залом построен в начале 17 века и сохранился до сих пор. Он выглядит очень-очень древним.

Внутри идет утренняя пуджа (медитация). Деятельный пожилой лама в желтой накидке поверх бордового монашеского балахона предложил нам присоединиться. Кто-то принес две подушечки, но сконцентрироваться было сложно, потому что через минуту пришел посланник из кухни с чаем. Затем лама предложил печенье и, пока мы не начали его брать с тарелочки, оглядывался и предлагал снова и снова. Получилось чаепитие под мантры, колокольчик и низкие звуки тибетских барабанов. Монахи же не отвлекались и продолжали медитировать. Им печенье приносят после медитации.