Фото дня
Буддизм по-украински: пхова 2009 на Украине Откуда эта фотография?
Приветствуем!

Мы путешествуем и пишем здесь об этом. Зачем?

Мир меняется. Вчера был лес, сегодня растут пальмы. Папуас надевает галстук и едет в офис, немец на другом конце планеты делает то же самое. Все постепенно становится одинаковым, поэтому уникальное (там, где оно еще осталось) сейчас особенно ценно. Мы хотим показать, насколько мир все еще разнообразен и прекрасен в своем разнообразии. Мы хотим узнать нашу планету как тонкое и хрупкое кружево, как целый мир взаимосвязей, увидеть и общее между всеми людьми, и различное. Присоединяйтесь.



Павел Борисов и Антонина Захарова

Что мы берём в осенние походы с ребёнком

«Мы не ходим в походы с детьми, потому что физически не в состоянии тащить одновременно и детей, и огромные рюкзаки», – говорят одни. «Тяжело, но в разумной степени», – считают другие. У нас вне зависимости от вида похода вес сейчас распределяется так: один несёт полуторогодовалого Лёву в мягкой переноске, второй – всё остальное в большом рюкзаке, даже если идём только на выходные. Собираясь в лесной поход на три дня поздней осенью (температура от -10 до 0 градусов), мы точно взвесили и описали всё содержимое нашего рюкзака.

Лесной выезд 10-12 октября 2014: Ямуга

Последние погожие выходные – самое золотое время осени – мы провели на уютной поляне с хорошей компанией. Обычно у нас есть план проехать N километров за X дней. На этот раз мы просто выбрали хорошее место и пригласили друзей.

По ледникам и по лугам с четвероногим спутником: горный поход по Северной Осетии

Мы продолжаем рассказывать о нашем походе в июне 2014 по горам Северной Осетии. По ссылке — начало отчёта

К утру снежная буря уступила место деликатному дождику. Проснувшись, Лёва ринулся к выходу из палатки. Мы еле успели удержать его, чтобы натянуть непромокаемые штаны и куртку. Негодующий плач вертящегося Лёвы заставлял нас перепоручать этот процесс друг другу: «Я пойду за водой… а ты одень ребёнка!»

Вчерашний подъём на поляну Нахашбита «в лоб» без тропы нам не понравился, и спускаться мы для разнообразия решили по другому пути…

Цветы и грозы: горный поход по Северной Осетии

В июне 2014 года мы ходили в горный поход по Северной Осетии. Некоторая необычность этого путешествия состоит в том, что одним из участников был наш годовалый сын. С расчетом на него мы выбрали не слишком сложные препятствия, а походный режим подгоняли под его периоды сна и бодрствования. Во всём остальном это был классический горный поход, о котором мы сейчас и хотим рассказать.

Вело, водный или пеший: в какой поход пойти с ребенком до года и после

Лёва участвует в походах с младенчества. В первом ПВД мы отпраздновали его полтора месяца и с тех пор ходим регулярно. Ещё до его рождения мы гадали, как будет лучше: на велосипеде или на байдарке? Или, может быть, пешком? Сейчас Лёве чуть больше года. У нас накопился некоторый опыт, и мы хотим поделиться своими соображениями о том, какой вид походов предпочтительнее для таких малышей.

Река Киржач 19-20 апреля: где же половодье?

Ровно год назад мы уже плавали по Киржачу. Леве тогда было минус два месяца. Открывать водный сезон 2014 решили там же: река простая и подходит для первого сплава с ребенком.

Каменистый мир. По Ликийской тропе зимой с младенцем

Мы продолжаем рассказывать про наш новогодний поход на юге Турции в январе 2014. Первая часть – здесь.

Каякой – городок, покинутый полвека назад, как будто замороженная во времени картинка. Изначально, с 18-19 веков, это было поселение греков в прибрежных горах. В начале 20 века после поражения Греции во Второй греко-турецкой войне (1919 – 1922) между странами начался принудительный обмен населением. На первый-второй рассчитывались по религиозному признаку: из Греции выселяли мусульман, Турцию должны были покинуть христиане. Так Каякой оказался заброшен. А в 1957 году он пострадал от землетрясения и стал окончательно непригоден для жизни. Рядом на равнине появилась турецкая деревня (тоже Каякой), а покинутый город стал музеем. Вход – по билетам, но зимой посетителей мало, кассы закрыты.

Средиземноморские леса: по Ликийской тропе зимой с младенцем

Полноценный поход в горах. Зимой. С ребенком, которому едва исполнилось полгода. Идея сначала казалась невероятной. В какой-то момент мы даже думали сделать эту поездку «цивилизованной»: проводить большую часть времени в городах и перемещаться между ними на общественном транспорте. Но если хочешь в горы, то, как ни старайся, все равно в них окажешься. Да и зима довольно условная: температура в январе на южном берегу в Турции – точь-в-точь как в апреле в Москве. Почему бы и нет?

Втроем

Подводить итоги года гораздо интереснее, когда это не какой-то -дцатый год, а первый во всей жизни, и в некотором роде – даже минусовой. Мы решили не ограничиваться календарным 2013-м и начали с момента, когда появился Лёва, а мы о нем еще даже не знали. Он будет главным героем рассказа, а мы так, помелькаем на фоне, а заодно попытаемся все описать, раз уж он по молодости лет сделать этого пока не может.

Пропавшая река

Узбой – это как бы модель реки в натуральную величину, модель, в которую, кажется, только вчера прекратили доступ воды.

На спутниковом снимке отчетливо видно, что примерно между Каспийским и Аральским морями пустыню пересекает внушительное русло. Оно протянулось от края большой сухой Сарыкамышской котловины, самый низ которой занят небольшим озером до берега Каспия у Красноводска (ныне город Туркменбаши). Верховья реки сегодня соединяются с Амударьей в обход озера через искусственный канал. В отдельных местах в русле заметна синева воды и даже кажется, что есть течение, но большая часть – абсолютно сухая.
Это Узбой – таинственная пропавшая река.

В поисках Беловодья?

Чего мы там не натерпелись, каких бед-напастей не испытали; сторона незнакомая, чужая, и совсем как есть пустая — нигде человечья лица не увидишь, одни звери бродят по той пустыне. Аксу (тюрк.) – белая вода, река с ледниковым питанием. Аксу – река в провинции Синьцзян (Китай), исток: река Сарыджаз, высокий Тянь-Шань, Киргизия, впадает в реку Тарим [...]