Фото дня
Откуда эта фотография?
Приветствуем!

Мы путешествуем и пишем здесь об этом. Зачем?

Мир меняется. Вчера был лес, сегодня растут пальмы. Папуас надевает галстук и едет в офис, немец на другом конце планеты делает то же самое. Все постепенно становится одинаковым, поэтому уникальное (там, где оно еще осталось) сейчас особенно ценно. Мы хотим показать, насколько мир все еще разнообразен и прекрасен в своем разнообразии. Мы хотим узнать нашу планету как тонкое и хрупкое кружево, как целый мир взаимосвязей, увидеть и общее между всеми людьми, и различное. Присоединяйтесь.



Павел Борисов и Антонина Захарова

Монастырь Табо: тибетский буддизм 1000 лет назад

Мы в деревне Табо, которая знаменита древним буддийским монастырем. Вокруг теснится несколько темноватых кафе и гест-хаусов, а за ними – обычные тибетские домики, окруженные тополями и ивами. Подбежали дети и стали выпрашивать «чоколейт» и «мани» (не тех, которые «пеме хунг», а тех, что «уан доллар»). Шаркая ботинками, идет старушка с длинными спутанными черными волосами. На лавочке примостились двое парней с нашивками на куртках «свободный Тибет» в виде желтого солнца с синими и красными лучами, поднимающегося из-за белой вершины. На плоской крыше одноэтажного дома о чем-то спорят хозяева-соседи, то и дело поправляя молитвенные флаги, развевающиеся на ветру.

К высокому порогу одного из жилищ приставлена лестница из четырех ступенек, чтобы детям и пожилым было удобнее подниматься. Кое-где во дворах – машины не больше «оки» или мотоциклы с белыми ритуальными шарфиками «хадак» на руле. Везде со столбов тянутся провода, но почти у каждого на крыше есть и собственная солнечная батарея – видимо, здесь часто отключают свет. Деревня расположена на широкой террасе у реки, и жители максимально используют землю, пригодную для выращивания: за домами сразу начинаются поля. В глубине деревни – большой монастырь.

«Табо – крупнейший монастырь Спити, построенный в то время, когда Индия и Тибет вместе распространяли буддизм в Гималаях», – пишет Далай-Лама XIV.

Как я болела лихорадкой денге

Через неделю после переезда в Покхару я заболела. Почувствовав жар и озноб, выпила чаю с лимоном и легла спать, укрывшись толстым одеялом и надеясь, что к утру буду здорова. На следующий день вид у меня был такой жалкий, что заволновался не только Паша, но и хозяин нашего дома. «Что с Тоней? Простудилась?» – спросил Сурья и пошел за градусником, который оказался электронным и в градусах Фаренгейта, но меня это не утешило, потому что при переводе в привычные единицы получилось 38,5. Сурья позвал на помощь сестру, живущую в соседнем доме, она врач. Та передала бумажку с названием лекарства, это было жаропонижающее на основе парацетамола и ибупрофена. «Во время простуды нельзя есть рис, бананы и гуаву. И йогурт тоже не надо – от него появляется мокрота», – добавил Сурья. – «Лучше выпей на ночь теплого молока с сахаром и куркумой».

Долина Спити - индийский Тибет

Паша вернулся из одиночного похода к запретному перевалу Шипки-Ла на границе с Тибетом. Пока он был в горах, я оставалась в Нако – восстанавливала колено. Боль прошла, и на следующее утро мы выехали из Нако в сторону долины Спити. В Спити уже много веков живут тибетцы, и сейчас туда приезжают посмотреть на «почти тибетскую» культуру, так как попасть в оккупированный китайцами «настоящий» Тибет непросто.

Сухо и солнечно. Дорога отличная, машин почти нет – чем не велосипедный рай? «Вы откуда? Из России? Россия и Индия – друзья!», – перекинулись комплиментами с индийской семьей, направлявшейся туда же, куда и мы, но на джипе и в несколько раз быстрее. Поселок Нако стоит почти в небесах, куда уж выше? Но дорога вновь лентой серпантина идет наверх, продолжается по облакам, а потом внезапно падает к реке Спити. Над нами возвышаются зыбкие фигуры из песка и глины: это речные отложения, оставшиеся с древности, когда русло было гораздо выше нынешнего; со временем ветры придали им сегодняшнюю форму. В предыдущие дни казалось, что красивее быть уже не может, но после Нако фотоаппарат вообще не хотелось выпускать из рук.

Дальше я рассказываю о том, что из себя представляет Спити, какова истории этого удаленного района, а также о том, как мы проигнорировали мумию монаха, почему я так люблю горы и как ведут себя ослики на индийских дорогах.

Книги в путешествии - что читать

Сейчас, в длительном путешествии, я читаю больше, чем когда жил в Москве. Почему? Видимо, остается больше свободного времени, а отвлекающих от чтения пустяковых мыслей и неважных дел стало меньше. Но выбрать хорошую книгу как было трудным делом, так им и остается. Поэтому я решил опубликовать список недавно прочитанного – из того, что мне понравилось или показалось полезным. В списке в основном художественные произведения, но и упомянутые естественно-научные, на мой взгляд, заслуживают внимания.

Старый Дели - базар, который всегда с тобой

Уворачиваясь от велорикш – пустых или с броско одетыми пассажирами, мы пробираемся по Старому Дели. Здания похожи на соты, все ячейки которых строили разные пчелы исходя из своих представлений о красоте, материалах и цветах. Улицы запружены людьми, как будто жители города готовятся его покинуть и спешат на последний поезд. Каждое мгновение перед глазами появляется яркое пятно – огненно-красное сари черноглазой индианки, худой торговец с тележкой ананасов и яблок, пегий пес с лысой спиной и заискивающим взглядом, компания девочек-школьниц в синей форме, разукрашенный слон, который благословляет всех подряд, жрец с благовониями… Я стараюсь задерживать внимание, но очередной цветастый образ быстро сменяется следующим. Визуальная круговерть, достойная венецианских карнавалов, сопровождается ревом автомобильных гудков, крикливыми индийскими песнями и шумной болтовней. Главное на восточном празднике жизни – не потерять голову.

Один мой день на севере Индии

Мы все пишем про горы, да про походы, а про обычную жизнь – редко. Поэтому я решила не оставаться в стороне и сфотографировать свой день для одного известного сообщества. Cегодня будет обычный пост про обычный день, 20 сентября 2011 года, в Нагаре (Индия).

Велопоход в Занскар и Ладакх: ремонт и обслуживание велосипедов, запасные части, инструменты, материалы

Непростой вопрос ― что взять с собой в велопоход. Полный комплект инструментов занимает «докторский» чемоданчик, и слишком тяжел и объемен, чтобы везти его в горы. Невозможно взять и все детали. Но поскольку поломки, в целом, случаются редко, сложно заранее оценить, что именно потребуется. Аджей по своему мотоциклетному опыту советовал брать стальные прутки-монтажки и эпоксидный клей, чтобы накладывать шину на сломанную раму (хорошо, что его совет, которому мы не вняли, не пригодился). Часто считают, что на недорогом велосипеде со «стоковыми» педалями, переключателем нижнего уровня и noname рамой вообще далеко не уедешь. Но дорогих у нас не было.

Поломки случались, куда же без них. Но даже самая сложная из них не заняла у нас больше половины ходового дня, и нам ни разу не пришлось сокращать маршрут из-за неисправностей. Была ли причиной тому удача, техническая грамотность или изначальное качество велосипедов, судить не беремся. В статье описаны поломки, методы ремонта, а также,что из взятых материалов и инструментов понадобилось, чего не хватало, что было лишним.

Тибетская деревня Нако

Ранним утром, когда солнце только пробилось через мутные окна, гостеприимные хозяева, у которых мы провели вчерашний насыщенный вечер, нагрели ведро воды для умывания и принесли маленькое махровое полотенце. Сами они уже приводили себя в порядок после банных процедур: мазали руки кремом, а волосы – маслом, которое мою прическу превращает в сальную паклю, зато темным индийским волосам придает блеск и шелковистость. Выпив сладкого черного чаю и попробовав «намкин», легкой жареной мучной закуски, мы стали благодарить учителей и прощаться. В Индии никуда не спешат. Мы не меньше получаса заверяли друг друга во взаимном расположении, менялись телефонами и делились планами на будущее.

Наконец Ханго осталось позади. Теперь никто не спрашивал, куда мы направляемся: мы следовали классическим маршрутом – в тибетскую деревню Нако, знаменитую древним монастырем и маленьким зелено-голубым озером. Нако расположено на высоте 3500 метров, и, судя по книгам, там живет не больше 500 человек.

Фауна вокруг нашего дома в долине Куллу, беспозвоночные, птицы, млекопитающие

Как-то раз после сетований на недостаток млекопитающих в окрестностях нашего дома мы с Тоней шли вечером по лесу. На тропе мелькнули чьи-то светящиеся глаза. Я направил фонарик, животное сошло с дороги и забралось под куст. Это оказалась взрослая изящная каменная куница, размером в полметра, которая и не думала никуда убегать. Вскоре мы обнаружили и причину этого: на тропе сидели двое зверенышей и тихонько попискивали. Мать посмотрела на нас, выбежала обратно на тропу, схватила одного поперек тела и понесла в гущу леса. Неловко переваливаясь, семенил за ней второй. Вот это удача! Только фотоаппарата у нас с собой ни одного не было.

Фауна нашего леса, конечно же состоит не только из насекомых и членистоногих, но и из беспозвоночных, птиц и даже млекопитающих.

В гостях у деревенских учителей

Реконг Пео (местные сокращают до «Пео»)- административный центр Киннаура – по-индийски шумный и пестрый городок на склоне горы. Где-то здесь проходит виртуальная религиозная граница: ниже по Сатледжу живут в основном индуисты, а выше – буддисты. Встречаются и мультирелигиозные храмы, когда Шива становится соседом Будды, а в чертах индуистского орнамента красуются 8 благородных символов буддизма. Интересно наблюдать, как сменяют друг друга, переплетаясь, две культуры…

Фауна вокруг нашего дома в долине Куллу: насекомые и членистоногие

Каждый летний вечер на свет лампы и освещенную ей белую стену слетаются многочисленные насекомые, жуки тарахтят вокруг ноутбука и периодически врезаются то в экран, но в мою голову, в ванной живут скорпион и мухоловка, как-то раз в саду я видел сколопендру. Но если бы, к примеру, ночью вдоль стены дома прошла бы одна лишь землеройка Чучундра, я был бы более рад этому, чем десяткам видов бабочек, мотыльков, бражников и прочих жуков. Но землеройка не приходит поэтому расскажу о насекомых, многоножках и хелицеровых.

Первая сычуаньская деревня и тибетский праздник. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 4

Наконец мы выходим в цивилизацию, и первая сычуаньская деревня встречает нас магазинами, куда съехались за продуктами уже знакомые нам кочевники. На следующий день в чистом поле нас позвали на тибетский праздник, который проводился в двух палатках. Более красиво одетых тибетцев мы еще никогда не видели! Все женщины и мужчины в шляпах, улыбаются, едят, разговаривают, дети резвятся, в общем, значительное событие для живущих вдалеке друг от друга пастухов-кочевников.

В гостях у тибетцев-кочевников. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 3

Мы прошли безлюдные горы и теперь спускаемся в Сычуань. В долинах появились многочисленные стойбища кочевников. Их хозяева более гостеприимны и открыты, чем амдосские пастухи, и приглашают нас в гости в свои палатки. Мы наблюдаем, как они живут, готовят еду, гоняют яков, воспитывают детей и невольно приносим себя в жертву обильным и жирным угощениям.