Миграции орлов в Непале и другая орнитология

6 December 2011 // Автор:

Места: Аннапурна, Непал, Покхара

Tags: ,

В середине ноября хищные птицы из Восточной Сибири и Монголии пролетают через Непал по пути в Индию. Хозяин нашего домика, орнитолог, пригласил нас съездить в деревню на перевале, где он раньше жил и работал учителем. На две недели в году там собираются его друзья – специалисты по птицам из разных стран и наблюдают за миграцией. Мы собрали рюкзаки, навьючили велосипеды и уже через 3 часа вместо равнинной Покхары оказались на холме высотой почти две тысячи метров. Солнечный воздушный океан, постоянно меняющийся вид массива Аннапурны, холмы, мазанные глиной домики в деревне, животные, звезды и огромное количество птиц вокруг.

***
На холме на месте старого форта стоит то ли индуистское, то ли буддийское святилище – комната за железной решеткой. Внутри живут два десятка голубей. Они ходят вокруг и клюют остатки печенья. Вдруг все голуби сбились под крышей святилища и затихли. “Ястреб-перепелятник!” – кричат орнитологи и хватаются за объективы. Эту птицу сфотографировать сложнее других: пролетает низко и быстро как молния. Голуби заметили его гораздо раньше нас и теперь целых полчаса будут сидеть тихо.

***
Степные орлы из Монголии и Восточной Сибири пересекают Тибет и Гималаи и затем летят на юго-запад, используя восходящие потоки воздуха над прогретыми солнцем отрогами Гималаев как бесплатный двигатель. Их большие, но слабые крылья не способны к машущему полету, поэтому, когда случается пасмурная погода, они должны пережидать ее на земле. Сегодня ясно, и они кругами поднимаются вдалеке, показываются над седловиной в двух сотнях метров внизу, а через несколько секунд черные точки приобретают детали в виде почти метровых крыльев и пролетают над нашим холмом. “Двое молодых и один взрослый” – записывает в тетрадку немец-орнитолог, один из группы, изучающей здесь их миграции. Орлы трехмесячного возраста ничуть не меньше взрослых. Их можно отличить по четкой белой кайме сзади крыльев.

***
Орлов долго нет, и Дебора – специалист из Америки – хочет сфотографировать голубей, стаей сидящих на скале. “Как бы их выманить? Их интересует только еда и секс,” – говорит ее коллега Роберт: “Не осталось ли крекеров? Нет?”

Роберт складывает руки около рта и издает низкий свист. Голуби срываются с места, окружают его и начинают заинтересованно ходить вокруг. “Что-то не так получилось,” – говорит орнитолог. Теперь они желают любви, и разогнать их сможет разве что ястреб-перепелятник.

***
Над холмом кружит индийский ушастый гриф. Еще недавно эти грифы были распространены по всей Индии. Сейчас же увидеть его – большая удача: эти грифы находятся на грани исчезновения в связи с использованием в ветеринарии диклофенака, который остается в трупах павшего скота и крайне токсичен для грифов. Голая длинная шея сидящего падальщика в полете изящно складывается. Как и все хищные птицы, ушастый гриф очень хорош в воздухе. Его голова и шея красного цвета не покрыты перьями. Английское его название – red-headed vulture.

***
“Red-headed Pasha”, говорит Тоня. Орнитологи смеются. В этот раз я не взял ни кепки, ни солнцезащитного крема и за два дня с биноклем на холме мои голова и шея порядочно покраснели.

***
Холм очень высокий и обрывистый. Под обрывом гнездо пустельги. Маленький хищник то и дело вылетает и обследует деревни и поля. Пустельга весит всего 150-300 граммов, но лучшего летуна надо поискать! Она зависает над землей в потоке воздуха и смотрит за мышами и другими мелкими животными, резко ныряет за добычей и как стрела мчится в гнездо. Только успевай следить за ней биноклем. И желательно не пропустить орлов, которые снова приближаются.

***
“Два обыкновенных канюка и молодой степной орел”, – говорит Роберт, когда я в свой бинокль вижу лишь три нечетких контура. Те, кто занимается орнитологией пару десятков лет, даже без бинокля по каким-то непонятным признакам распознают птиц удивительно точно. Под рукой два тяжеленных телеобъектива. Птицы приближаются и начинают кружить над гребнем. Как минимум четыре фотоаппарата нацелены на них одновременно.

– Продаете фотографии потом? – спрашивает Тоня
– Нет, мы для себя снимаем, друзьям показать. Может быть, коллеги из Таиланда будут писать статью, и им пригодятся фотографии. Продать очень сложно. Чтобы серьезно этим заниматься, нужно было бы проститься с орнитологией.

***
– Путеводители для орнитологов никогда не окупаются. Этот народ готов жить в дешевых сараях, лишь бы рядом были птицы. Не то что на отель не позарятся, даже книгу, кроме справочника птиц, не станут покупать. Пять одинаковых томиков последнего издания “Птицы Непала” и горка телеобъективов и биноклей придает роскошь любой лачуге.

***
Вечер. Орнитологи спускаются на сельхозстанцию, где они живут. Мы остаемся в домике на обрывистом гребне. Весь прохладный простор в нашем распоряжении. Хорошо бы парить здесь весь вечер и потом всю ночь до первого утреннего коршуна.

На ночь нам оставили два телескопа. “Слишком тяжело таскать их туда-сюда, да еще со штативами,” – говорит немец и показывает, как обращаться с современным телескопом Цейсса: “Это зум, это резкость, все просто”. Я вспоминаю ГДР-овский телескоп-конструктор с пластиковыми линзами, собрав который в детстве, я смотрел на размазанный, весь в немыслимых аберрациях, месяц. После этого в студенчестве сложно было поверить, что немцы могут сделать что-нибудь лучше пятикилограммового советского “Максутова”, похожего на черную противотанковую мину с тонкой ручкой-окуляром.

Розовеющий массив Аннапурны на закате выглядит очень красиво, а в чистейшие линзы, которых в ужасе сторонится даже последняя хроматика, видны все мелкие детали сложного крутого ледникового рельефа. Ледник, ледопад, стена, ледник, приклеенный к вертикальной стене каким-то “супер-моментом”, карниз (хорошее место для палатки), еще одна стена. Чуть в стороне – правильный треугольный, на вершине немного раздвоенный, как рыбий хвост, пик Мачапучаре по высоте равный Хан-Тенгри. На него до сих пор не поднялся ни один человек. После заката над хребтом загораются звезды, а снизу через дымку видны огни Покхары.

Я навожу телескоп на Юпитер. Гурки отвлекаются от жареной куриной печени и оживленного разговора вокруг печки, чтобы всем по очереди посмотреть на небольшую белую горошину с двумя темными штрихами, которые созданы постоянными атмосферными течениями гигантской планеты. Замечательный оптический прибор!

***
Днем в телескоп можно разглядеть множество птиц, парящих перед снежной стеной массива Аннапурны. Восходящие потоки там гораздо сильнее, и орлы в большинстве летят именно туда. Здесь же они собираются, когда вокруг вершины туман, или для того, чтобы найти еду. Тогда, обладая трехкилограммовым серебристным телеобъективом с красным ободком, их можно сфотографировать вблизи. Тех же, что вдалеке у снегов, можно только сосчитать, глядя в телескоп. Кажется, я им немного завидую.

***
На рассвете мы вдвоем пошли гулять в лес на хребет. Без дороги по крутым гималайским склонам, заросшим колючками, ходить было бы тяжко, но дороги в Непале есть почти везде. Даже старые тупиковые дороги, по которым сейчас никто не ходит, регулярно объедаются гуляющими буйволами до ровного зеленого газона. Колючие заросли имеют немного шансов в борьбе с рогатыми, только на крутых склонах – их царство, которое они делят с певчими птичками. Мы делаем утренние бутерброды. На седловину из зарослей выходит темная куница с белым фартуком спереди, оглядывается, прислушалась к чириканью из кустов и тоже направляется за своим завтраком. В ветвях деревьев куча мелких птичек. “Смотри, смотри, тихо, кто-то крупный шевелится в кустах” – говорю я Тоне. Звук ломающихся ветвей. На дорогу вылезает женщина с двумя гроздями бузины и одну из них предлагает нам. “Я иду в следующее село, приехала из Покхары, там у меня сын в школе учится”. Ее деревня находится на перевале. Любая ровная площадка здесь выкопана людьми и укреплена каменной кладкой, даже волейбольное поле. Многие старые камни за много лет заросли мхом.

***
На форт взбираются двое непальских юношей. Они фотографируются на фоне Аннапурны, затем заводят разговор с американцами:
– Привет!
– Привет!
– Вы откуда?
– Из Штатов.
– Как дела?
– Хорошо.
– Как вам в Непале?…

Я уже знаю, чем закончится разговор: еще через пару-тройку реплик непальцы попросят денег, и хочу проверить свою догадку.

– Дайте двадцатку?

Подозреваю, что американцы догадались об этом с самого начала, но, вероятно, их культура не позволяет просто игнорировать навязчивые разговоры, как это обычно принято у нас. Кажется, они разговаривают корректно и нейтрально абсолютно в любой ситуации.

***
Стоит крупному хищнику спуститься и начать кружить, на него сразу нападают вороны. Кажется, что орлу или коршуну ничего не стоит разделаться в воздухе с черной надоедливой птицей, но на самом деле именно вороны здесь гоняют хищников. Летают они очень ловко, прямо как маленький самолет-истребитель, и пытаются ударить в полете. Конечно же ворона и орел разлетаются, не коснувшись ни единым пером, но для этого хищник должен маневрировать, складывать крылья, что ему явно не по душе. Он набирает высоту и улетает дальше. Попробовал бы он еще снизиться, вороны накинулись бы целой толпой. Грифов и стервятников вороны игнорируют, то ли как безопасных падальщиков, то ли опасаясь за себя.

***
“Ягнятик! Ягнятник!” – кричат снизу с перемычки. Огромная птица со светлым телом, округлым хвостом и черными крыльями, каждое из которых больше метра в длину, медленно приближается. Один круг, другой. Он ищет кости, причем побольше, чем куриные. Но здесь ничего нет, ему бы лучше посмотреть в “грифовом ресторане”. Так по всему Непалу называются специальные места, куда выпускают старый или больной скот. Когда кто-то погибает, кормиться туда слетается множество стервятников и грифов. Орнитологи с камерами могут спрятаться в будке с амбразурой, выходящей на место пиршества. Когда останется лишь обглоданный скелет, прилетит ягнятник и будет разбивать кости, чтобы полакомиться костным мозгом.

***
Так проходят три дня. Снежные грифы, черные коршуны, стервятники в небе. На дереве сидит канюк, и к нему мы потихоньку подбираемся. Кто с фотоаппаратом, а я с биноклем. Снизу через ветви деревьев мелькает пустельга.

***

Мы условились не делать фотографий птиц, потому что с нашим объективами мы не имеем ни малейших шансов на успех.

предгорья Аннапурны на рассвете, Непал, Покхара Предгорья Аннапурны на рассвете
Непальская женщина и финский орнитолог
Муж непальской женщины и камера финского орнитолога
Немецкий орнитолог
непалецСурья, хозяин нашего дома в Покхаре. По профессии он учитель математики, но уже больше десяти лет занимается изучением птиц.
Мотылек На рассвете мы нашли неподвижного мотылька “Павлиний глаз” размером почти с ладонь. На солнце он постепенно согрелся и улетел в высокую траву.
седловина, холмы, НепалДорога на Баглунг, начавшись в Покхаре, вскоре серпантином поднимается на хребет. Первая деревня, из которой хороший вид на озеро Фева, – Нагданда.
Холмы в НепалеПеревал и дорога в куницын лес
рассвет, НепалРассвет на орлином холме
Гора Мачапучаре (Гора Мачапучаре (“Рыбий хвост”)
Гора  Аннапурна Южная, НепалГора Аннапурна Южная
Массив Аннапурны, НепалМачапучаре и массив Аннапурны. Чтобы посмотреть панораму более детально, нажмите сюда.
степной орел, птенец первого года Одна фотография степного орла в качестве исключения. Он вылупился этим летом и еще ни разу не пролетал здесь. Может быть, поэтому он так любпытно нас рассматривает?
Тоня забыла дома шляпу и заменила ее хитро повязанным флисовым свитером.
массив Аннапурны, НепалМногие азиаты считают горы обителями богов
ПокхараПокхара с Сарангкота

6 December 2011 // Автор:

Места: Аннапурна, Непал, Покхара

Tags: ,

18 Comments →


Наш дом окружен лесом, из которого не хочется выходить. Десять минут — и мы в Нагаре, но зачем? Cреди деодаров, елей и сосен хорошо и спокойно, и можно бесконечно гулять по тропам, каждый раз находя новые. В садах зреют яблоки и груши, вдоль дорог растут ежевика и барбарис. Дикие абрикосы кулльцы не едят, а только […]

Также рекомендуем

Подписка


pashkin_elfe
phototon1c

Обсуждение:

  1. Юлия Юлия says:

    Какие снова сказочно красивые горы!!! Любуешься на них, любуешься, и кажется, будто никогда не налюбуешься!!! :))) Уж простите за тавтологию :)

    Замечательные фотографии!

    Облако на предпоследней фотографии такое необычное, будто какой-то летучий корабль :)

    • Antonina Zakharova Tonic says:

      Каждый раз, когда пишу про гору, удерживаю себя от эпитетов “фантастически красивый”, “неземной”, “поражающий” и других в таком же стиле:)

  2. alladin_lj alladin_lj says:

    Теплый рассказ. Уютный. Будто сам сидел на склоне с биноклем и смотрел на птиц =)

  3. Anton Anton says:

    Видимость конечно потрясающая! Красивые фотографии!

    • Antonina Zakharova Tonic says:

      Вы намекаете на то, что, пока вы торчали в Лукле, видимость была хуже?)

  4. О да!

    Виды гор очень-очень впечатляют!

  5. Vel Vel says:

    Фото крутые, а объективы на фотках потрясают! Это ж сколько кг они весят и как далеко стреляют?)))Вот это фото охота я понимаю!

    • Pavel Borisov Pashkin says:

      где-то 2-3 кг каждый
      орел в полный кадр выходит примерно на сотне метров

      • Vel Vel says:

        Вес приличный, но это стоит того))

        • Antonina Zakharova Tonic says:

          Все же для путешествия такой объектив не подходит. Если, конечно, не занимаешься специально съемкой птиц и животных.

  6. Denis Denis says:

    Первая фотография из сказки о тридесятомцарстве) а когда утром сделана?

    Непальцы все попрошайки?

    Да и попросили бы объективы на пару снимков)

    спасибо, очень приятные фотографии – сразу приступы городняшки от них)

    • Pavel Borisov Pashkin says:

      На рассвете (около 7 утра)
      Попрошайки в основном это молодежь и дети из сел, где проходят туристские маршруты.
      В обычных деревнях жители как правило очень скромные, а в городе дети кричат иностранцам “хеллоу” всей улицей не ради денег, а перед всей ватагой покрасоваться (кто громче кричит – побеждает :)

  7. Лена Лена says:

    Я в этом году путешествовала по Непалу с профессором орнитологии из МГУ)) Он вставал в 4-30 и лазил по неудобьям за птицами. И узнавал их и вправду – даже в сумерках по профилю, по характерному полету

    • Antonina Zakharova Tonic says:

      Повезло! Со специалистами по птицам, животным и растениям очень интересно путешествовать. А также с культурологами и историками. Да и вообще с умными образованными людьми:))

  8. Мария Мария says:

    Доброго времени суток!
    Подскажите пожалуйста, мы с мужем – художники, собираемся в непал на погода. Можно ли пожить в такой деревне месяц – два? Покхара – это конечно хорошо, но хочется повыше)

    • Pashkin Pashkin says:

      Это возможно, если преодолеть одну особенность: непальцы ожидают от туристов стандартного, большинство из них просто не поверит, что вы хотите жить в деревне в доме почти без удобств и будут настойчиво предлагать вам гостиницу/комнату в более цивилизованном и менее удаленном месте (например на равнине вокруг Покхары).

      Кроме того, свободных домов объективно в Непале меньше, чем сдающихся комнат, поэтому следует ожидать, что на поиск уйдет некоторое время.

Leave a Reply

*