Горная болезнь и как с ней бороться. Профилактика или лечение

20 Декабрь 2010 // Автор: Pavel Borisov

Места: Без границ

Метки: , ,

Недавно Тоня опубликовала на сайте свою статью «Что такое горная болезнь», очень правильную и интересную. В комментариях нас попросили побольше рассказать об этом и в теоретическом, и в практическом аспектах. Это тем более имеет смысл, так как большая часть горных туристов, альпинистов, горнолыжников, путешественников, имеет о предмете весьма расплывчатые и романтические представления. Мол, когда поднимаешься в горы, первое время мучает «акклимуха», а потом вроде как все становится хорошо. Кто-то слышал о графиках подъема, соблюдает их, а в подробности вдаваться не хочет. Кто-то с первого дня в горах лечит еще не начавшуюся горную болезнь и несет целый набор адаптогенов. О диакарбе в среде туристов ходят две совершенно противоположные легенды: одни пьют его «для акклиматизации», другие советуют выбросить и никогда не принимать во избежание «отваливания почек». Некоторые предлагают в качестве наименее вредного средства от горной болезни хороший коньяк (почему обязательно хороший?). Поэтому я решил написать краткий, но исчерпывающий обзор, чтобы внести ясность, что и как происходит с нами в горах, что и как можно с этим сделать.

Горная болезнь и как с ней бороться. Профилактика или лечение

Что такое горная болезнь и акклиматизация?

Акклиматизация – это процесс приспособления организма к новым условиям внешней среды. При увеличении высоты уменьшается давление воздуха, а также процент содержания кислорода в нем. Тот же самый вдох в горах принесет в легкие меньшее количество воздуха, и процент кислорода в нем тоже меньше (а азота больше). Но на работу мышц, мозга и поддержание жизнедеятельности расход никак не сокращается. Наоборот, физическая работа по переносу рюкзаков, хождению вверх по склону может быть очень напряженной и требовать много кислорода. Таким образом образуется дефицит кислорода. Для поддержания жизнедеятельности организм имеет приспособительные механизмы. Одни из них включаются быстро (увеличение частоты и глубины вдохов, выброс в кровь «запасных» эритроцитов), для развития других требуется длительное время (перестройка тканевых процессов, изменение состава крови).

Горная болезнь – болезненное состояние, связанное с кислородным голоданием организма. Иными словами, горная болезнь – это то, от чего страдает альпинист во время акклиматизации, так как его организм еще не приспособился эффективно потреблять уменьшенное количество кислорода. В это время ткани организма (в первую очередь головной мозг, наиболее требовательный к нему) страдают от недостатка кислорода.

Но они не просто тихо страдают себе от недостатка – включаются механизмы адаптации «чтобы мозгу было хорошо и человек не умер». Для этого сразу:
- усиливается частота и глубина дыхания, чтобы ускорить газообмен в легких;
- увеличивается пульс и давление крови для того, чтобы увеличить поток крови (количество крови, перекачиваемое за секунду) и значит, скорость переноса кислорода к мозгу и другим органам;
- происходит выброс в кровь дополнительных «запасных» эритроцитов из депо, так как перенос кислорода при прочих равных условиях зависит от количества эритроцитов.

А потом постепенно перестраиваются окислительно-восстановительные процессы в тканях, изменяется состав крови и т.п., чтобы заставить организм усваивать кислород гораздо лучше и обходиться тем количеством, которое есть. И на это приспособление тратится время и силы организма.

Что в этом неприятного и опасного?

Недостаток кислорода в тканях приводит к повышению проницаемости клеточной мембраны и стенок сосудов. При этом повышенное давление крови (призванное увеличить перенос кислорода) приводит к просачиванию жидкости через стенку сосудов, то есть к отеку. Отек происходит во многих тканях (например, опухают ступни ног), но наибольший вред приносит отек головного мозга и легких.

Отек мозга, то есть просачивание плазмы крови из сосудов в межклеточное пространство, приводит к «разбуханию» мозга и напиранию на стенки черепа и окрестные ткани. Из-за этого появляется головная боль, головокружение, тошнота, а в более серьезных случаях – замедленная реакция, ухудшение координации движений и неадекватное восприятие действительности, потеря сознания – то есть, большая часть симптомов горной болезни. В результате от отека мозга можно умереть. Причины – сдавливание набухшей коры головного мозга сводом черепа, вклинивание мозжечка в ствол спинного мозга.

Отек легких – просачивание жидкости в просвет альвеол – пузырьков в легких, на границе которых происходит газообмен между кровью (в капиллярах стенки альвеолы) и воздухом (в просвете альвеолы). Жидкость в просвете альвеол мешает их наполнению воздухом, следовательно, дыхание становится менее эффективным, давление еще поднимается, капиллярная стенка становится еще более проницаемой – в просвет альвеол проникает новая жидкость. В конце концов дыхание вовсе становится невозможным, и человек умирает.

Оба вида отека в большей степени развиваются ночью, так как горизонтальное положение приводит к повышенному венозному возврату крови в верхнюю половину туловища, а также из-за ослабления дыхания, что увеличивает гипоксию тканей. Почему ночью ослабляется дыхание? Как сказано выше, при недостатке кислорода усиливается глубина и частота дыхания. При этом скорость выведения углекислого газа из крови тоже увеличивается. Из-за низкого уровня углекислого газа дыхательный центр возбуждается недостаточно сильно, но в состоянии бодрствования сознание все же подает сигналы на вдох. Ночью контроль нервной системы ослабевает, и дыхание даже может на несколько секунд остановиться. Когда кислорода в организме становится совсем мало, мозг подает команду и дыхание восстанавливается, но в целом по сравнению с бодрствованием, во сне дефицит кислорода оказывается больше.

Как распознать и лечить острую горную болезнь

Наибольшее количество неприятных симптомов во время острой горной болезни доставляет мозг. Головная боль, тошнота, головокружение выше 2500-3000 метров над уровнем моря – это первые признаки горной болезни. Обычно в горы ходят без тонометра, но приблизительно ориентироваться можно и по пульсу. Если пульс человека в покое (например, утром) выше 85 ударов в минуту – он страдает от горной болезни. Даже если субъективно плохое самочувствие приписывается чему-то другому («съел гадость, в животе крутит», «очень утомился в автобусе, надо отдохнуть»), указанные симптомы свидетельствуют о горной болезни! В принципе при пульсе 85 иногда можно идти вверх, но ночевать еще выше не рекомендую. Если пульс около 100 ударов в минуту, то желательно спускаться или хотя бы подождать несколько часов на той же высоте. Если пульс не нормализуется – спускаться.

При пульсе около 100 ударов в минуту, головной боли, тошноте начинаем лечение ацетазоламидом (диакарб). Он уменьшает отеки и внутричерепное давление и улучшает состояние больного. Дозировка 1-4 таблетки по 250 мг в сутки через равные интервалы. После приема симптомы уменьшаются, и больной может спускаться самостоятельно. Рекомендуется спускаться и ночевать в более низком месте. Симптомы прошли – заканчиваем принимать. Если не проходят – еще спускаться.

При выраженных симптомах отека мозга: сильно замедленной реакции, нарушениях координации движений (попросите выполнить какие-нибудь действия, например, дотронуться пальцем до носа), нарушении речи или сознания (нечетких ответах на вопросы) – диакарб в той же дозе плюс немедленный спуск, если не может сам идти – вести под руки или нести. Это нужно делать немедленно, даже если все случилось ночью, с фонариками, оставив рюкзаки и т.п.

При симптомах отека легких: кашле, жалобах на сдавливание ниже грудины, жалобах на удушье в лежачем положении, шумном дыхании, температуре, хрипах – быстрый спуск вниз. Барокамеры и кислородные баллоны – у вас вряд ли найдутся. Портативного «аэрозольного» кислородного баллона хватает совсем на чуть-чуть, так что его не имеет смысла брать с собой вообще, но если вдруг оказался – пускай несколько минут на спуске подышит кислородом.

Также при симптомах отека мозга или легких рекомендуют во время спуска (не вместо!) дексаметазон 8 мг первый раз и далее 4 мг/6 часов.

Не доверяйте ни людям, которые вообще не советуют пить диакарб (якобы, жуткая отрава), ни тем, кто советует пить его для профилактики «для лучшей акклиматизации». Диакарб – адекватное средство при горной болезни (в комбинации со спуском вниз). Оно имеет противопоказания, особенно при длительном приеме, но они не такие ужасные, чтобы его не пить – без него будет еще хуже. Но без указанных симптомов пить не надо, пользы не будет! Побочное действие диакарба – он вымывает калий из организма, так что с ним рекомендуется какой-нибудь препарат калия (например, панангин).

При любых даже слабых недомоганиях (а также и без них) хорошо регулярно пить теплый чай (хотя бы 2 раза в день, лучше чаще). Можно с лимоном, лимонной кислотой или аскорбинкой. Аскорбинки можно от 0,1 до 0,5-1 г/день (20 драже), передозировка не страшна – она хорошо выводится. Если длительная рвота – теоретически можно дать церукал, иначе, так как питье не усваивается, будет обезвоживание организма, а это неблагоприятно при гипоксии, но случаев его давать лично у меня не было.

Как не заболеть горной болезнью или Все про эффективную акклиматизацию

Подъем на существенную высоту (выше 2500 – 3000 м) приводит к кислородному голоданию организма, и те или иные симптомы горной болезни вы почувствуете. При сильной гипоксии недомогание будет серьезное, мешающее идти, есть, спать, выполнять физическую работу, воспринимать действительность, жить; при умеренном недостатке кислорода – слабое недомогание. Существуют рекомендованные графики акклиматизации (пример можно найти в моей статье про восхождение на Эльбрус), руководствуясь которыми можно спланировать маршрут похода, но самое важное правило, на мой взгляд такое:

Самое важное правило: Прислушиваться к своему самочувствию, не обращая внимания на эмоции (обидно спускаться, терять высоту и т.п.). Отвечать за себя (если руководитель группы не прислушивается к вашим симптомам, иногда допустимо принять свое решение вплоть до спуска одному). Обращать внимание на здоровье и жалобы других членов команды. Внимательно слушать симптомы, измерять пульс.

В первом серьезном походе я энергичной работой довел себя до тошноты и рвоты на стоянке после подъема. Теперь в горах я заранее ощущаю нарастание легких симптомов (одышки, головокружения) и до более серьезных уже не довожу дело. Для этого у меня есть в запасе два средства: первое – иду медленно и равномерно (как в замедленном кино, ноги ставлю плавно, без толчка о землю); второе – если чувствую, что сегодня больше подниматься не надо, то останавливаюсь и наслаждаюсь пейзажем.

С одной стороны, горная болезнь «косит» быстрых. При энергичном движении расход кислорода увеличивается, и после этого (обычно ночью) симптомы будут сильнее. Но и адаптация происходит быстрее. С другой стороны, «ленивые» обычно сталкиваются с горной болезнью внезапно: пока сидя едешь в машине или на подъемнике, без физической работы, адаптация происходит очень медленно. Даже простая прогулка пешком в первый день на высоте часто приводит к резкому ухудшению самочувствия. После приезда лучше несколько дней спокойно пожить на одной высоте без подъема, постепенно начиная двигаться, сразу не бежать – потом придется лежать (если не ехать обратно). То есть, для хорошей акклиматизации нужны физические нагрузки на высоте, но эти нагрузки должны быть соразмерными. Как именно нагружать себя: подняться сегодня на 350 метров, подняться на 700 метров со спуском на 400 или просто походить в окрестностях стоянки – я решаю по своему самочувствию.

В более низких местах акклиматизация постепенно теряется – организм приспосабливается к вольготному избытку кислорода. Это происходит довольно быстро, проведя после 4000 две недели на 2000, в следующий раз на 4000 чувствуешь симптомы снова (хотя и слабее, чем в первый раз). Через полгода от акклиматизации уже почти ничего не останется. Но некоторая малость сохраняется очень долго – акклиматизация в первый раз в жизни, говорят, проходит наиболее болезненно, потом легче. Впрочем после первого раза приходит и опыт, как вести себя на высоте, как реагировать на первые симптомы, где сбавить темп, где отдохнуть, где остановиться. Но это не означает, что не придется каждый год акклиматизироваться (и страдать) заново.

При акклиматизации лучше длительная небольшая нагрузка, чем сильные напряжения с периодами отдыха. По этой причине в первые дни лучше избегать технически сложных препятствий, скалолазания, рубки ступеней. Ровный темп весь день без частых остановок, без обгонов, соревнований, кто быстрее и т.п. Как-то раз после срыва на снегу и минутного активного зарубания у меня весь день до вечера сохранялось сбитое частое дыхание, кашель и ощущение недостатка воздуха, хотя в предыдущие дни при ходьбе вверх с рюкзаком на тех же высотах никаких симптомов не было. Если вечером на стоянке у вас есть еще силы, но есть уже и усталость – значит, темп дня был хороший. Что-то делать вечером на стоянке – полезнее для акклиматизации, чем просто сидеть (а тем более лежать). Для хорошей акклиматизации надо быть и не «быстрым», и не «ленивым».

Если спать низко, днем можно забираться повыше. Это дает возможность проходить перевалы в начале маршрута, не особенно страдая от горной болезни. Главное, чтобы было время до вечера на спуск. Рекомендуется не набирать за день более 1000 метров и не спать выше чем на 500 метров от предыдущей ночи (хотя при хорошем самочувствии я сам часто нарушаю эту рекомендацию, самочувствие более важный для меня показатель, а цифры для каждого будут разные).

Алкоголь противопоказан, так как он усиливает гипоксию. Сторонники «хорошего коньяка» приводят в качестве аргумента, что действие алкоголя по гипоксическому действию аналогично физической работе на высоте и способствует акклиматизации. Дескать, одни как дураки делают акклиматизационные выходы, а если выпить и никуда не ходить, то гипоксия будет такая же и эффект для акклиматизации будет сходный. Однако при возникновении кислородного голодания от физической работы организм вынужден отдыхать и тем избавляться от гипоксии. После «хорошего коньяка» гипоксия будет продолжаться длительное время, пока весь спирт не будет переработан. Остановить воздействие алкогольной гипоксии по своему желанию не получится. Да и лечить пьяного мало какой врач возьмется – все симптомы смешаны, непонятно, что от алкоголя, что от высоты.

Профилактические средства и «адаптогены» я не использую. Списки нормальных и сомнительных средств есть в статье wiki. Хотите – разбирайтесь, пробуйте. Хоть из тибетской медицины, хоть наши БАДы. Большого вреда, наверное, не будет. Я люблю в походах аскорбинку, не для акклиматизации, а потому, что овощей не хватает и чай кисленький получается.

Чем ниже влажность воздуха, тем лучше. 3000 метров на Кавказе соответствуют 3500 в Тянь-Шане и 4500 в Гималаях. Это связывают с повышенной теплопроводностью влажного воздуха и большими теплопотерями организма от этого, но я лично не уверен, что причина в этом. При низкой влажности рекомендуется пить побольше. Да и вообще пить полезно (теплые напитки).

В принципе все. Дополнительная информация есть в статье wiki и лекции Альпклуба МАИ. Примерные графики акклиматизации есть в моем эльбрусском отчете . Ходите в горы и будьте здоровы!

Другие наши статьи по медицинской тематике находятся здесь.

20 Декабрь 2010 // Автор: Pavel Borisov

Места: Без границ

Метки: , ,

55 Comments →


Наш дом окружен лесом, из которого не хочется выходить. Десять минут — и мы в Нагаре, но зачем? Cреди деодаров, елей и сосен хорошо и спокойно, и можно бесконечно гулять по тропам, каждый раз находя новые. В садах зреют яблоки и груши, вдоль дорог растут ежевика и барбарис. Дикие абрикосы кулльцы не едят, а только [...]

Также рекомендуем

Подписка


pashkin_elfe
phototon1c

Обсуждение:

  1. Паша, спасибо огромное! Профессиональная и очень полезная статья.
    Я была как раз одной из тех, кто очень просил подробнее и со своим личным опытом )))
    Спасибо еще раз!

  2. Volunteer Volunteer:

    Вскользь были упомянут быстрый набор высоты с помощью подъемников. Как с ними обстоит дело?

    Насколько быстро наступает горная болезнь? Скажем подняться на подъемнике на высоту 3,5-4,5 тысячи метров, погулять не больше часа и сразу спустится, для неподготовленного человека опасно?

    • Примерно 3000 – высота соответствующая давлению в салоне самолета во время полета. Можно попробовать походить или поделать физические упражнения в самолете, чтобы почувствовать реакцию вашего организма.

      На 3900 доставляет третья (последняя) очередь подъемника на Эльбрусе. Многие люди делают экскурсии туда с равнины (приезжают автобусами, потом на подъемнике), гуляют, фотографируются. Некоторые чувствуют слабость, недомогание, одышку, головную боль, заторможенность, ухудшение зрения но о серьезном заболевании при таком кратковременном пребывании на этой высоте здоровых людей я не слышал.

      Про 4500 не могу точно сказать, есть шанс даже у здорового человека потерять сознание или просто не будет сил вернуться к подъемнику с прогулки. Но может быть все ограничится симптомами, описанными выше. На 4500 уже нужно задуматься, кто будет оказывать помощь (спускать) если что даже при плане пробыть на этой высоте час.

  3. очень полезная статья. у меня горная болезнь была только в Тибете на Намцо (там где-то около 5000 высота), прошло сразу как спустились в Лхасу. после этого в непальских гималаях обошлось уже без жертв. но лекарства я не принимала.

  4. Zalk Zalk:

    Спасибо! Отличная статья! Самому еще не приходилось забираться на такие высоты, поэтому буду учиться на чужом опыте.

    По поводу влажности. Вспоминается сразу, что в туман (и в пещерах) тяжелее дышать. Быть может, из-за бОльшего кол-ва паров воды кислород в легких хуже усваивается?..

    • В туман и около водопадов мы дышим не паром а воздухом с мелкими каплями, сконденсированной воды. Дышать такой смесью действительно тяжелее, но к влажности это не имеет отношения.

      В легких воздух даже при влажности быстрой к 100% нагревается и влажность его сильно падает. Не думаю, что это как-то влияет на транспорт кислорода. Но легкие при большой влажности охлаждаются сильнее, так как часть теплоты тратится на нагрев паров воды.

  5. Спасибо, Павел, за обстоятельную и исчерпывающую статью! Мы пока выше 2000 не поднимались. В Крыму и гор то таких нет :) Но на будущее в копилочку полезняшек положили. Данке шон!

  6. ptax ptax :

    Молодец, что собрался и написал!
    Но у тебя есть много моментов, про которые я придерживаюсь другой точки зрения. Например:

    Точный механизм возникновения и течения «горной болезни» до сих пор не понимают даже врачи.
    Я придерживаюсь теории, что тошнота-рвота это следствия перестройки метаболизма человека (читай хим. состава крови), а не отека мозга. Дело в том, что количество поступающего в организм кислорода оказывает влияние на огромное число биохимических реакций, и у каждой из них своя скорость «подстройки». В результате в течении 2-4 дней пока вся система в целом не войдет в баланс, в организме накапливается некоторое количество токсинов. И организм реагирует как на любую интоксикацию – рвотой.

    Ускорить акклиматизацию можно, если помочь организму перейти в новый режим метаболизма. Скорость «адаптации» биохимических процессов ускорить вряд ли можно, зато можно быстрее удалять токсины, которые накапливаются в крови. Для этого как раз нужно работать. По приходу в лагерь не сидеть на месте, а делать хоть что-нибудь. Смысл в том, что при нагрузке чаще пульс и больше кровоток. Больше крови проходить через почки, которые и отфильтровывают гадость. Неплохо еще и пить при этом побольше.
    Этот совет довольно тонкий, как ты правильно упомянул – излишняя работа и слишком много питья приведут к обратному эффекту.

    Ну и стоит упомянуть, что у каждого человека «горняшка» проявляется или не проявляется по разному и на разных высотах. Меня, например, никогда не тошнило в горах ни на какой высоте, но я видел людей, которые уже на 3300 идут «от кустика, до кустика».

    • Да, возможно, что интоксикация вносит какой-то вклад в плохое самочувствие. Но тот факт, что тошнота-рвота возникает очень быстро, мне кажется говорит больше о гипоксии. Для интоксикации надо хотя бы несколько часов, а часто встал, пробежал – одышка и головокружение, выпил чаю – рвота (в первое время возможно не столько от отека, сколько от недостатка кислорода у органов ЖКТ и их замедленной работе по усвоению пищи.

      В принципе разделить различные воздействия на организм сложно, тем более что уровни интокцикации и проницаемость сосудов у всех различны.

      Упомянутый «новый режим метаболизма» в общем заключается в эффективном потреблении кислорода, не оставляющим голодать различные органы.

  7. Olev Olev:

    Паша, статья действительно очень хорошая и правильная. Только несколько ньюансов. Люди у нас в крайности впадают а посему или лечиться не хотят и не будут или будут лечиться до последнего. Для многих Ваша статья будет единственным что они прочитают и прямым руководством к действию. Посему на мой взгляд нужно акцентировать что прием диакарба не должен быть длительным, что препараты калия нужно принимать обязательно. Что пить нужно одновременно что нить ощелачивающее – ту же соду хотяб. И еще: Отек легких угрожающее жизни состояние. Возможности организма потребить что то из таблеток достаточно ограничены. Поэтому все же дексаметазон лучше все таки через шприц иголкой .
    С уважением, Олег.

  8. Спасибо, Олег!

    Статья написана для заинтересованных людей, способных учиться и понимать. Так что я делаю акцент на объективной информации, а не на убеждении. Убеждать в чем-то тех, кто верит во вред всяких лекакств, и наоборот зацикленных на чрезмерной профилактике, на мой взгляд абсолютно бесполезно.

    Соду в походы обычно не берут, но если есть можно и добавить в воду, согласен.

  9. Olev Olev:

    А статья все равно хорошая.

  10. Отличная статья!
    только вот надо наверное дополнить, что симптомы горняшки бывают и другие еще, как например у меня глаза выдавливались из орбит и при повороте головы картинка перемещалась медленно (кедарнатх, 3600) или попутчица впала в коматоз в бхуджбасе, 3700, пинками вниз гнала.у меня опыт гималаев северной индии только
    поэтому надо очень внимательно относиться к тому, что говорит организм на высотах от 3км. и если что-то нехорошее обнаружится лучше спуститься немного, а если серьезные симптомы то просто скатываться с горы надо.

    да, и кстати про чай… джинджер лемонт ти в любом случае имхо лучше, чем таблы, ибо джинджер богат микроэлементами, а лимон аскорбинкой.

    • Да gingertea – это не зря :)

      Подобные неврологические симптомы, обычно все-таки предваряются головной болью, одышкой, тошнотой. У вас их не было? Сразу глаза? Про внимательность к себе в статье как раз на этом акцентировано, полностью согласен.

  11. голова была мутная, но не больная, тошноты тоже не было, а вот бессонница точно была
    а попутчица была жива-здорова вечером, а утром просто не пошла со мной к гомукху, а када я вернулась она вообще вставать не захотела и вообще не хотела двигаться. и это при том, что она в тех местах на трешке полгода прожила, Настя – ришикэт – ла-барака, может по жж знаете.
    я к тому, что предшествующий горный опыт роли не имеет, и очень важно следить за самочувствием здесь и сейчас, многие люди про это не думают: я был на 5, все было ок, значит на 3 ничего плохого быть не может, а вот может…

    • Мне предшествующий опыт очень помогает оценить, насколько у меня здоровое или больное состояние сейчас. Конечно в том смысле, как это часто понимают (был когда-то на 5, значит на 3 всяко можно) – это неверно. Тем более если несколько месяцев прошло с прошлого эпизода.

      Очень объективный критерий, как ни странно самый простой – пульс. Есть недомогание – измеряем пульс, делаем выводы.

  12. Maks Maks :

    Спасибо Вам! Обалденный сайт и очень интересная и нужная статья!
    У меня вопрос вот какой -нигде не упомянули про аспирин как средство профилактики горняшки – ведь он разжижает кровь и тем самым дает возможность сердцу легче ее перекачивать?
    Использовали ли Вы когда-то ее его именно для профилактики во время восхождений?
    Когда совершал восхождение на Эль с севера, мы пили по полтаблетки аспирина 2р/день.
    Ну еще аскорбинка в разных количествах…

    • Аспирин ни в коем случае не является ни средством профилактики ни лечения горной болезни. Разжижение крови вредно (!), так как жидкая кровь легче просачивается через стенки сосудов при типичном высоком давлении во время акклиматизации. То есть выпивая аспирин способствуешь отекам и в итоге более тяжелому течению болезни.

      Горная болезнь – это не тромбоз и не спазм сосудов и разжижение крови и легкость перекачивания не играет особенной роли. Основная действующая причина горной болезни не в повышенной нагрузке на сердце, а в кислородном голодании органов, в том числе головного мозга.

      • Леонид Леонид:

        А насколько защитят мозг от гипоксии ноотропы типа Пирацетами и аналогичных?

        • Мне неизвестны доказательные исследования о какой-то пользе ноотропов. Но некоторые туристы их используют и даже рекомендуют на своем опыте. Насколько эти рекомендации обоснованы – вопрос.

      • Андрей Андрей:

        Одна из главных составляющих горняшки — обезвоживание организма. Компенсируя недостаток кислорода, человек учащает дыхание, интенсивно выдыхая водяной пар и углекислый газ. В результате нарушается химический состав крови, и вода перераспределяется из нее в окружающие ткани. Кровь «загустевает» и, следовательно, медленнее циркулирует по сосудам. Это затрудняет снабжение всех органов питательными веществами и кислородом.

        Так что, аспирин может быть очень кстати. К тому же он есть в составе некоторых средств от горняшки, например таблеток Sorojchi pills, что продаются в Боливии.

        • Судя по комментарию, статью вы прочитали очень бегло, про химический состав крови там было. Обезвоживание, сопутствующий эффект, который может быть, а может не быть, а никак не главная составляющая.

          Эффективность аспирина при горной болезни не доказана. Мало ли что в каких пилюлях содержится. Золотым стандартом в лечении горной болезни на сегодняшний день во всех развитых странах является старый добрый ацетазоламид.

          Для приверженцев экзотических лекарств, замечу, что эти самые Sorojchi pills в россии называются Аскофен, продаются по цене рубль ведро и не являются средством от горной болезни.

  13. Mivr Mivr:

    Диакарб в России – это Diamox в Индии.

  14. Mivr Mivr:

    Нет, про Китай не знаю.

  15. Aywa Aywa :

    А при подъеме наверное еще и пить постоянно хочется… пить можно?

  16. Baksan Baksan:

    Ребят, может кто знает, что за напасть на спуске происходит – помогите. Добивает иной раз. Как в гору идёшь – всё нормально. Никогда никаких проблем не было, хоть километр набираешь, хоть два или больше. Только дорога на спуск – фигня какая-то где-то через полчаса: по рукам мурашки сначала, потом постепенно в голову переходят, начинаешь плохо соображать, потом темнеет в глазах, соображаешь с трудом и становится страшно. Если попытаться сесть и отдохнуть – становится хуже и быстро прогрессирует. Помогает пока умыться холодной водой (но ненадолго), быстро пойти вверх (не вариант, так как потом опять спускаться), взять рюкзак с плеч в руки или взять камни. Хуже, если спуск крутой, на горизонтальной тропе проходит постепенно, если тропа пошла вверх – проходит быстрее. Развивается такая хрень не всегда, но когда начинается – реально страшно.

    • Сложно сказать, мне кажется это эффект усталости под влиянием физической нагрузки. Когда поднимаешься организм еще отдохнувший, а к вершине накапливается усталость и дорога назад воспринимается существенно тяжелее, даже несмотря на спуск. По крайней мере это мне кажется наиболее вероятным.

  17. nata.lebedeva1 nata.lebedeva1:

    Отличная статья! Большое спасибо. Хочу спросить про возраст? Сколько читаю, нигде нет. Мне 61 и хочу совершить кору вокруг Кайлаша. Заболеваний серьёзных нет. Пожалуйсто отзовитесь у кого есть такой опыт. Заранее благодарю.

    • Возраст как таковой не препятствует походам в высокогорье, гораздо большую роль играют
      1. предыдущий высотный опыт
      2. общая физическая подготовка
      Без этого действительно могут возникнуть трудности.

      Сходите в высокогорье сначала в каком-то более доступном районе, если не ходили. И обратите внимание на рекомендации из статьи про акклиматизацию ( http://gingertea.ru/alt-sickness-treatment/ ).

  18. Спасибо большое за статью!
    1-го октября, пойду «Вокруг Аннапурны», и Ваша статья кстати. Не очень уверен в своих силах, но уверен, что удастся пройти. «Предупреждён, значит вооружен».:)
    Если вы не против, ссылку на Вашу статью, выложу на bpclub.ru.

  19. Ольга Ольга:

    Ура, ура, я сделала это!!!!!!! К поездке в туре Непал-Тибет я долго готовилась. Хотелось, но очень кололось. Причина в том, что у меня сердечно-сосудистое заболевание – гипертрофическая кардиомипатия. Были изучены много статей про горняшку, освоено диафрагменное дыхание, приобретены лекарства от горной болезни. Результат: я оказалась крепче, чем я думала. Я была на перевале 5280м, ночевала на высоте 4390м, в Лхасе высоты я не чувствовала. Я очень горда собой. Из лекарств я пила свои сердечные (мне их надо пить и обычной жизни), при больших нагрузках – гипоксен с милдронатом. У меня с собой был килограмм лекарств от всех органов, домой я увезла 950 гр. лекарств обратно. Высокогорье не так страшно. Красоты Тибета полностью компенсировали все мои страхи. Дыхание у меня сбивалось только от вида Эвереста. Сердечно-сосудистые заболевания не повод лишать себя этой радости путешествий.

    • Приятно, когда на сайте появляется кто-то, кто делает то, что большинству обычно и в голову не приходит, а потом так запросто пишет об этом :)

      Добрых дорог!

  20. Глухов Глухов:

    Лежу на 3300 пластом , а спускаться некуда полны
    Но симптомы елхожу
    , глаза слезятся и даже крикнуть не могу. Как засыпаю так просыпаюсь от удушья. Пока ем что то похожее на бад но через полчасамударю химией

  21. Casper Casper :

    Классная статья и очень полезная, жаль, что вовремя не прочитала. Когда я с мужем была прошлой весной в Гималайях (Ладакх), ничего не читала про горную болезнь. Через 3 часа после прилета стало настолько плохо, что хотелось лечь на дорожку и тихо скончаться)))) Только через сутки пришла в себя. А у мужа вообще всё отлично было! Горы очень люблю, но теперь он не хочет со мной туда ехать))))

  22. Casper Casper :

    Просто он думает, что это только у меня такие проблемы, у других мы такого не видели. Там и высота была не такая уж большая, около 3500 м. Теперь дам ему эту статью почитать) Кстати, у меня на протяжении всего времени, что мы там были (около месяца), были проблемы с ЖКТ. Не было аппетита, а если что-то съем, резко вся раздувалась (извиняюсь за подробности). Я потом прочитала, что такое бывает в горах и надо следить за питанием.

    • Antonina Zakharova Tonic :

      Другие с такими же проблемами, вероятно, лежали по гостиницам от невозможности ходить.

  23. Jackob Jackob:

    v sentabria mi reshili poexat Vkazbegi, vsio proshlo ochen trudno, vse eti simptomi u mnie nachilis na treti den, ia priamo ia Meteo station vvernulos vniz v balnicu, nu dosixpor eti siptomi kak naprime bol grudnoi kletki, cerdcebienie, nexvatka vozduxa, xochits aspat i tak dalee.

    cerdcem vsio vpardiake nu eti simptomi snova iest,

    shto vi rekomendurite, shto mojna isho sdelat

  24. Замечательная статья!!!
    Необходимая и очень полезная. Огромное спасибо автору! Опыт моих походов в горы ( больше 15 лет) показывает, что «сколько людей, столько и форм «горняшки». Лично я переношу высоту неплохо и, поэтому кроме витаминов и аскорбинки ничего не беру, но это не исключает применения других важных препаратов людьми. Вплоть до 3000 я обычно ничего не ощущаю, а вот выше – бывает по-разному. Наиболее жестко меня «горняшка» накрыла один раз на Эльбрусе. Хочется об этом рассказать подробнее, уверен, кому-нибудь пригодится, жизнь спасет, может быть.
    Сначала акклиматизировались на Сылтране, поднимались на Мукал. На это ушла неделя. Я фотограф и никуда не тороплюсь, а на Сылтране безумно красиво! Уже потом пошли по южной классике. До МИРа на подъемнике ( пешком там некрасиво – хоть убей, не люблю там ходить!!!), а на МИРе уже снег и в первый день поднялись пешком до БОЧЕК. Хотели сразу до ПРИЮТА 11 – время было и самочувствие отличное, но разразилась жестокая вьюга с видимостью метров 5. Вынуждены были остаться на БОЧКАХ. Утром ни облачка, весь Эльбрус сверкает до рези в глазах. Захотелось «пройтись». Тут была моя первая фатальная ошибка. Я легко дошел до Приюта11. А потом решил подняться повыше – до скал Пастухова. Поднялся. Но снег к этому времени расквасился под солнцем до месива и спускаться было сложно – как по болоту. К тому же, несмотря на хороший крем я сильно обгорел, так как жарило как в микроволновке! Поэтому, когда говорят о «горной болезни», я всегда добавляю еще множество факторов, которые будут комплексно влиять на Ваше самочувствие в горах. Те же солнечные ожоги+тепловой или солнечный удар днем и жесткая гипотермия ночью. Когда суточные перепады температуры могут достигать 30С и больше – это влияет на организм не менее убийственно, чем нехватка О2. А в комплексе – это все и есть «горняшка»….
    Когда спустился вниз, до БОЧЕК сил подниматься на ПРИЮТ уже не было. Пошли только на следующий день. И тут испортилась погода. Два дня стояли метрах в 100 вертикальных над приютом и беспрерывно чистили снег, потому что валило круглые сутки, да еще и с сильным ветром. На третий день погода наладилась – ночью мороз, днем – Сахара. Решился – сейчас или никогда. Начал чувствовать, что уже устаю на высоте, но очень хотелось наверх! Вышел в 12 ночи. Мороз, градусов 15 ниже 0 и к тому же сильный ветер. Поднимался неспешно, фотографировал… Да, кроме штурмовичка и ледоруба тащил с собой еще кофр с аппаратурой и штатив (его оставил на скалах Пастухова, так как тащить дальше было в лом, а уже светало) – это как вериги!!! На Косой полке поднялся сильнейший ветер. Чтобы нафиг не сдуло приходилось каждый раз втыкать ледоруб в фирн и с силой упираться кошками. Но все же шел, хоть каждый шаг давался с трудом. Это вымотало окончательно. Но вершина манила. Около седловины меня накрыло – и одышка накатила, и «сердце готово к вершине бежать из груди», и сушняк, и голова резко и очень сильно заболела. Первый раз за все время, что я ходил в горы меня сильно вырвало – прямо наизнанку. Посидел минут пять и решил спускаться. А тут еще как назло с севера над Эльбрусом поднялась ЧАЧА. В этом огромная опасность. Когда идешь с юга, никогда не узнаешь, что там творится на севере, пока фронт не перевалит через вершины. При этом над ГКХ – ни малейшего облачка – и Ушба и Донгуз-Орун были «девственно чисты». Сверху бегом бегут альпинисты – мат-перемат… Одно слово – сверху «жесть». А туча поднимается все выше и выше, ветер усиливается… Я тоже разворачиваюсь – и вниз. А ноги ватные, идти невозможно. Делаешь шаг, а уже выворачивает наизнанку. Минут через 20 облако накрыло – молоко и ничего не видать и в 3-х метрах. Маркировочных флажков тоже не видно – вокруг мечутся тени людей… Я сообразил, что дальше спускаться в моем состоянии нереально. Сел на склон и где-то полчаса в себя приходил. Короткий вдох и долгий выдох с напряжением. Так более-менее успокоил дыхание и пульс. Потом как в бреду спустился до скал Пастухова. Там меня встретили друзья и уже вниз транспортировали… Хочу сказать, что как только я увидел знакомые лица – тут же отрубился, потеряв сознание. Это тоже важнейший момент. Психологически, очень важна мобилизация. Усилием воли можно многого добиться, а как только человек осознает, что опасность миновала – все, организм отрубается… На этом восхождении отморозил большой палец ноги… Это еще одно опаснейшее проявление «горняшки». Не чувствуешь, как ты замерзаешь. А самое опасное – «словить кайф». Это когда тебе предельно хорошо, тепло, уютно, хотя вокруг пурга и мороз, когда охватывает эйфория – это значит, что смерть уже рядом, а ты не в состоянии критически и осознанно оценивать обстановку.
    Спасибо, друзья!

  25. Главное, как можно более трезво оценивать обстановку. Если начинает «нести» и тянуть на подвиги, это тоже почти всегда – одно из проявлений «горняшки». У одного моего друга вообще был интересный, просто уникальный симптом: как только поднимались выше 3000 метров у него начинал яростно болеть зуб. Высоту несколько раз проверяли по альтиметру!!! Причем зуб был вполне здоров. Вот как сие объяснить?
    П.С.
    Лично я оцениваю «ГБ» по-своему, не так, как принято официально. Для меня – это совокупность всех факторов физиологического характера, которые неизбежно вредят человеку в горах при восхождении:
    1. Гипоксия
    2. Гипотермия, включая обморожения
    3. Гипертермия, включая солнечные и тепловые удары. Сюда же отнесем и ожоги от УФ и возможную «снежную слепоту» ( не дай Бог!)
    —- особенно трудно переносятся и губительно действуют на организм огромные перепады температуры днем-ночью —–

    4. Следствия несбалансированного питания (согласитесь, что при всем желании в горной автономке себя разносолами не побалуешь)
    5. Неизбежные ушибы, растяжения, ссадины, опрелости и т.п. Характерная, накапливающаяся усталость в определенных группах мышц при восхождении, а также спуске с гор.
    6. Различные виды аллергии, включая реакцию на пыльцу растений, интенсивный УФ и т.п.
    7. Весь спектр психологических факторов ( а тут у каждого человека свой набор)
    —- и еще очень много-много факторов…

    Так что на высоте человек страдает всегда от большого комплекса разных проблем, а не только от одной гипоксии, хотя гипоксия – одна из важных причин характерных трудностей, которые поджидают нас наверху.

    • По поводу последнего я, наверное, буду против. С

    • По поводу последнего я, наверное, буду против. Мне кажется нехорошей идея называть горной болезнью, любые недомогания, которые случаются в горах. Горная болезнь – это гипоксия и веер ее симптомов. Лечение для нее – специфическое, совсем не такое как для пищевых проблем или обморожений, солнечных ожогов и т.п. Лучше все в одну кучу не собирать.

      • strannikmk strannikmk:

        Павел, я и пишу, что это лично мое отношение. В горах все эти симптомы переплетаются, накладываются один на другой, взаимно подрывают сопротивляемость организма. Надо очень четко понимать – что типичная ГБ, а что нет. Разница принципиальная. На высоте ряд проблем можно вылечить, а вот если ГБ, то однозначно надо спускать. В результате вопрос принципиальный – сможет ли человек сделать восхождение, или нет. Вот Вы пишите: «Даже если субъективно плохое самочувствие приписывается чему-то другому («съел гадость, в животе крутит», «очень утомился в автобусе, надо отдохнуть»), указанные симптомы свидетельствуют о горной болезни!». А если действительно «съел гадость»! От ГБ, например, бесалол или акт. уголь не помогут, конечно же. Но спускать человека из-за этого при наличии нормальных лекарств в аптечке тоже как-то неправильно.
        Еще один сугубо личный пример: пульс 110, температура 39 и держится стабильно, каждое движение дается с огромным трудом, рези в животе, понос, рвота, тяжело дышать вплоть до удушья и дыхание учащенное, голова раскалывается, отекают ноги, начинается бред и галлюцинации. По симптомам – типичная ГБ. Только территориально это происходит не на Кавказе, Памире или в Гималаях, а в пустыне в окрестностях Хивы. С кислородом там все в порядке. Просто апрель месяц и вся пустыня цветет. И у меня жуткая аллергия на пыльцу какого-то растения (какого – выяснить, к сожалению, не реально). Спас меня исключительно «Цетрин». То есть симптоматика весьма схожая, а лечение – принципиально иное.
        Другой пример. Я на Западном Кавказе работаю в районе Малого Фиштинского ледника. Фотографирую лилии Кессельринга. Со мной спутница и у нее резко начинается типичная ГБ с симптомами похожими на то, что я описал выше. Мы в горах и в принципе ГБ возможна, хотя высота еще пока не критическая. Единственное, что мы сделали, что могло ее спровоцировать – это скоростной подъем (почти бегом) от базы внизу до этого ледника по тропе. Но я отдышался за несколько минут, а вот у нее резко все начало прогрессировать. Но скорее всего – это опять же аллергия на пыльцу лилий. На майский поход (1-9 числа) (там еще все в снегу) ничего подобного у нее не происходило, а бегали вверх-вниз мы тоже очень много.
        Еще пример. У одного моего знакомого – аллергия на солнце (жесткий УФ). По симптомам – это типичная ГБ, но если он сидит «запершись», скажем, на Бочках, то у него все в норме, а если хотя бы час-другой погуляет там в хорошую погоду днем, то все – однозначно надо спускать вниз. Физически он хорошо подготовлен и даже трижды восходил на Зап.(2) и Вост.(1) вершины. Но стиль восхождения у него оригинальный. Выходит сразу после заката с Бочек (чуть только подморозит) с таким расчетом, чтобы на рассвете уже спуститься. Так что мы с ним обычно встречаемся в районе скал Пастухова. Я иду вверх, а он уже спускается вниз.
        Такие вот истории:))

        • Вот и я про то же, в горах можно заболеть разным, но не все это горная болезнь в прямом смысле этого слова.

  26. По поводу алкоголя, я, кстати, на стороне приверженцев, но ни в коем случае, не коньяка-водки или тем более того, чтобы «бухать» на маршруте. Тащить все это наверх – не рационально, тяжело и накладно. Лучше всего – качественный мед. спирт. Можно и продезинфицировать рану, можно разбавив и принять внутрь. Иногда для снятия сильного стресса – это просто необходимо.

  27. Cobra Cobra :

    Хорошо, если спустился и симптомы ушли. На моих глазах человек на Килиманджаро умер. Мне конечно тоже досталось, но я, во всяком случае, домой вернулась живой. Горная болезнь – очень серьезная вещь!

    • Мы для себя считаем, что если пришлось пользоваться посторонней помощью для эвакуации – значит план акклиматизации с самого начала был неверен. А в последнее время мы закладываем столько времени на подъем, что и медикаментами пользоваться не приходится, ни нам, ни малышу. И при этом ходим до пяти с половиной тысяч. Время – самый главный фактор.

Оставить комментарий

*