Заметки на полях


Вопрос о том, был ли Тибет частью Поднебесной со средневековья, был ли он нелегитимно оккупирован в 1951 году, не раз обсуждался и вызывал горячие споры. Хочу привести две цитаты из книги Цендиной [2002], которые отчасти объясняют существо этой непонятной ситуации (лучше, конечно прочитать всю книгу, это, на мой взгляд, одно из разумных и непредвзятых обсуждений тибетской истории, кроме того, написанное замечательным языком).

«Средневековую политику Китая в отношении окружающих его соседей, которую унаследовала маньчжурская династия Цин, можно сравнить с чувствами мужчины, считающего нужную ему женщину своей, даже если на это нет никаких оснований, кроме того, что он так считает. Женщина может не обращать на это внимания, вступать с мужчиной в конфликты, пытаться доказать ему, что она свободна, но, в конце концов, бывает вынуждена сдаться, сраженная упорством и непоколебимой уверенностью мужчины. Мужчине же может быть достаточно того, что женщина формально принадлежит ему и изредка демонстрирует свою привязанность. Он забывает ее, не посещает, не делает подарков, даже разрешает общаться с другими и вспоминает о ней только в тех случаях, когда она ему становится нужна или когда он чувствует, что теряет ее.

Так и Китай. На протяжении тысячелетий он убеждал своих соседей в том, что он – их верховный владыка, а они – вассалы, и за это время, как мы видим, добился определенного успеха. Бывали случаи, когда «варвары» и не догадывались о том, что они «принадлежат» Китаю.

Но в установлении этих отношений и сами народы, окружавшие Китай, были небезгрешны. «Женщины Китая» тоже были эгоистичны, корыстны и недальновидны. Они стремились использовать расположение своего покровителя с возможно большей выгодой для себя. Многие лидеры государств и племенных объединений, соседствовавших с Китаем, шли к китайскому императору с дарами, добивались титулов, искали расположения, наград. Китай был необходим соседям и экономически, и политически. Народы Центральной Азии часто не имели сильной и оформленной государственности, поэтому их племена, кланы, секты
искали китайского покровительства в борьбе со своими соперниками.

Так, секта гэлугпа, стремясь к доминированию в своей стране, вступила в союз сначала с монголами, а потом с маньчжурами. Эти силы нуждались друг в друге и находили друг друга. Характер их отношений был особый, и в понимании современного международного права определить его сложно. Императоры династий Юань и Цин не вмешивались во внутреннее устройство и политику своих «подопечных», ограничиваясь внешними делами. Китай не богател за счет Тибета, не вывозил из него никаких сокровищ. Продукты из Тибета поступали в Китай в качестве товаров. А дань была актом чисто символическим. Вначале Китай не имел в Тибете армии, резидента. Но мало-помалу отношения перерастали в определенную форму зависимости. В первой половине XVIII в. в Лхасе появились маньчжурские резиденты – амбани, военный отряд. Сношения с Пекином шли только через амбаней. Маньчжурские власти стали участвовать в обнаружении и утверждении далай-лам.»

К этому я бы добавил: по просьбе самих тибетцев, а именно некоторой их фракции, не раз избиравшей помощь соседа для борьбы с политическими оппонентами.

«Китайская армия осенью 1950 г. напала на Чамдо — крупный административный центр в Кхаме. В это же время китайские войска вторглись в Тибет с запада, заняв северо-западное нагорье. Можно ли назвать то, что происходило в Чамдо и на западе Тибета, войной? Едва ли. Тибетская армия просто бежала. Бежала не очень быстро и не очень организованно, так как каждый солдат вел за собой небольшой обозец с женами, детьми, скарбом. 5 октября китайцы начали наступление. 16 октября лхасские шапэ, находившиеся в это время на пикнике, продолжая празднество, строго-настрого приказали тибетским войскам держаться до последнего. А уже 19 октября командующий армией в Кхаме, Нгабо, сдался.

Лхасу охватила паника. Первым делом был смещен Тактра [регент]. На престол правителя возвели Далай-ламу, которому едва исполнилось 16 лет. Затем тибетские лидеры обратились в ООН за помощью. Обращение было послано 7 ноября 1950 г. Ни Англия, ни Индия, ни США не поддержали обращение и отказались представить тибетский вопрос в OOH. Поднял его Сальвадор — государство, которое до сих пор имело мало касательства к Тибету … именно он предложил вынести вопрос на обсуждение Генеральной Ассамблеи. И именно представители Англии и Индии блокировали такое обсуждение: надо изучить вопрос, надо разобраться в статусе Тибета, в общем, не надо торопиться, говорили они.

Глубоко разочарованные в своих западных друзьях и южном соседе, тибетцы пошли на переговоры с Китаем. Прежде, в декабре 1950 г. Далай-лама с правительством покинули Лхасу и обосновались в местечке Ятунг, расположенном недалеко от границы с Сиккимом. Они понимали: китайская сторона будет стремиться как можно быстрее взять Далай-ламу под свой контроль, что в Тибете практически означает установление власти над всей страной, и тогда переговоры будут носить совсем иной характер.

Неожиданно пришло известие от Нгабо о том, что он готов вступить в переговоры с Китаем от имени тибетского правительства. Тибетское правительство решило принять предложение Нгабо и послало ему двух помощников со своими инструкциями. Кроме того, ему было наказано установить телеграфную связь с Ятунгом и совещаться с правительством по любому вопросу. Когда Нгабо прочитал инструкции Кашага, предписывавшие не уступать Китаю ни по какому вопросу, он изумился, насколько далеко окружение Далай-ламы от понимания действительного положения дел. Нгабо предложил своим коллегам такой выход: он вступит в переговоры с китайской стороной с более реалистических позиций, отведет военный удар от Тибета, а если Кашаг посчитает достигнутые соглашения неприемлемыми, то пусть заявит, что не давал никаких полномочий Нгабо.

В апреле 1951 г. тибетская миссия прибыла в Пекин, и в результате переговоров 23 мая двумя сторонами было подписано так называемое соглашение из 17 пунктов. Оно предусматривало предоставление Тибету региональной автономии, свободы вероисповедания, сохранение существующей политической системы, но рассматривало его в качестве части Китая; имелись в виду также включение тибетской армии в китайскую, передача китай правительству всех внешнеполитических функций, установление китайской администрации — в общем, на цепе все это означало конец тибетской фактической независимости в полном смысле слова.

Тибетское правительство услышало о подписании соглашения по радио и испытало настоящий шок. У Далай-ламы и его правительства было два выхода — или признать соглашение и вернуться в Лхасу, или не признавать его, бежать из страны и бороться против китайского вторжения из-за рубежа. Решение было непростым. С одной стороны, США вдруг начали активно убеждать Далай-ламу не принимать соглашение, просить убежища на Цейлоне, в Таиланде или еще где-нибудь, обещая ему помощь в военном и политическом аспектах. С другой — в окружении Далай-ламы было очень много тех, кто разуверился в западной помощи и настаивал на возвращении в Лхасу, надеясь, что Тибет сможет сохранить старые порядки.

В Ятунге состоялось заседание Национальной ассамблеи, на котором эти две точки зрения столкнулись. Как всегда в трудных случаях, тибетцы решили положиться на мнение богов — провести гадание. В результате 17 августа 1952 г. Далай-лама вернулся в Лхасу. 28 сентября Национальная ассамблея одобрила соглашение из 17 пунктов. 24 октября Далай-лама послал телеграмму Мао Цзэдуну о принятии соглашения. 28 октября была получена ответная телефамма с одобрением и поздравлением.»


Энергичный борец за независимость и процветание Индии, Ганди с такой же неутомимостью интересовался диетологией. Он много экспериментировал с питанием и голодовками, отказывался от некоторых продуктов и расширял рацион за счет раньше ему неизвестных. Со временем у него появилась целая система рекомендаций, как поддерживать хорошее здоровье (прочесть ее целиком можно тут, по-английски).

А вот какой рацион Ганди рекомендовал людям, ведущим малоподвижный образ жизни. В день нужно съедать:
900 гр молока,
170 гр крупы (рис, пшеница и тд),
85 гр листовых овощей,
140 гр других овощей (но не картошки и других крахмалистых овощей),
30 гр свежих овощей,
43 гр ги (топленого масла), либо 57 гр масла (в оригинале butter, но, думаю, все-таки растительного, тк в тексте упоминается именно оно),
43 гр сахара,
фрукты – исходя из личного вкуса и возможностей, хорошо бы не меньше двух лаймов.

В рекомендациях индуса нет бобовых! Ганди считал, что они необходимы тем, кто занимается физическим трудом, в том случае, если они не могут себе позволить молоко. А так как белые воротнички, конечно, без проблем молоко купят (между прочим, литр в день), то и бобовые им не нужны. Вот только еще несколько позже Ганди взял обет не пить молока и утверждал, что оно – только для детей.


В Лаосе оказалось ох как холмисто. Некоторые подъемы были настолько круты, что приходилось идти пешком, изнывая от тяжести велосипеда и жары. Потом скатываешься вниз и снова мееееедлено поднимаешься, и так постоянно. Китайцы по большой дружбе строят лаосцам новые дороги, но мы как обычно выбрали проселочные пути с грязью по щиколотку, очень напоминающие российские, украинские и белорусские. Меня кто-то покусал, и пару дней пришлось ехать на супрастине, стараясь не заснуть прямо в седле.

Лаосцы сажают рис, выкидывая рассаду пучками из телег-мотоблоков. Ездят на дребезжащих как соковыжималки мотоциклах. Живут в прозрачных бамбуковых хижинах. Даже в военных частях, отдыхая, сидят кружком прямо на траве. Едят липкий рис, который продают килограммами. И, кажется, в этой стране никто ни о чем не беспокоится.

Сейчас мы уже в Луанг Намтхе, которая катастрофически напоминает китайский провинциальный город, хоть и говорят тут на лао. Поживем здесь несколько дней и поедем в Куньмин, откуда уже начнется самый настоящий горный поход.

велопоход в Таиланде, велосипедист у рисового поля


Особенности перевозки детей в Таиланде

детское сиденье для велосипеда в Таиланде


Вышло интервью с нами. Мы с Пашей расказываем о том, как решились на кочевую жизнь и почему именно Азия. Как воспринимаем недостаток комфорта и не хотим ли остепениться. О походах и велосипедах. О том, как мы до сих пор умудрились не разругаться (сама удивляюсь). Вот оно: Беседа с путешественниками GingerTea.ru

На другие вопросы отвечаем в комментариях :)


Когда скачешь в телеге проселочным путем, фотографии обычно получаются смазанными. В то же время глазом можно заметить мелкие детали окружающего, даже при сильной тряске. Причина этого в том, что глаз – не просто аналог объектива, а объектива со стабилизацией. С хорошей, быстрой и точной стабилизацией через несколько разных независимых систем (в отличие от стабилизации фотоаппарата).

Одна из них опирается на примитивную нервную деятельность, возникшую задолго до появления сложного поведения и тем более сознания.

«Вестибулярный аппарат находится во внутреннем ухе, в нем есть три взаимно перпендикулярных полукружных канала, в каналах жидкость. Когда голова движется, жидкость в каналах смещается и раздражает специальные рецепторы, которые посылают сигнал об изменении положения головы. Сигналы служат для корректировки положения глаз, что позволяет вам продолжать смотреть в монитор, меняя положение зада на более комфортное. Это и есть вестибулоокулярный рефлекс (к заду он не относится)… Если охлаждать или нагревать полукружные каналы с одной стороны, залив в ухо воду, в каналах возникают конвекционные потоки, а в человеке – ощущение что он движется, и глаза нужно повернуть сообразно направлению движения. Если холодную воду залить, то глаза едут в одну сторону, а если горячую – в другую.»[info]catta

Я думаю в описанных условиях мозгу должно казаться, что голова постоянно поворачивается в сторону.

Кладу голову боком на стол и наливаем в верхнее ухо воду из холодильника. Поместилось где-то 5мл. Вода очень холодная. Жду пару минут. Голова начинает кружиться – сигнал от тех же рецепторов используется и для стабилизации положения тела. Сажусь. Вода из уха вытекает. Гул затих – я вышел на подмостки (прислонясь к дверному косяку). Смотрю на белую стену. Зрачки непроизвольно двигаются вправо-влево, как будто у пассажира, выглядывающего из окна движущегося поезда. В одну сторону из-за вестибулоокулярного рефлекса – мозг ошибочно думает, что голова поворачивается, в другую – из-за фиксации взгляда на видимых неподвижных объектах. Последнее – использует более высокие уровни деятельности мозга, чем простая древняя стабилизация. Поэтому фиксацию можно сознательно усилить или подавить (для лучшего наблюдения вестибулоокулярного рефлекса лучше не стараться сознательно фиксировать взгляд). А вот вестибулоокулярный рефлекс сознательно подавить совершенно не получается.

Проходит все постепенно, примерно в течение минуты. Ухо прогревается до обычной температуры, амплитуда движений зрачков уменьшается и эффект исчезает.


У моего велосипеда сегодня юбилей – первая 1000 километров. Кажется, купили совсем недавно, в середине апреля, да и в дальние велопоходы пока не ездили, а уже круглая цифра на спидометре. Посмотрев на три нолика, Паша отреагировал в техническом ключе: «Перед Китаем придется покупать новую цепь».


Есть у меня одна не то чтобы проблема, скорее небольшая трудность. Кудрявые волосы. Я их люблю и ни за что не променяла бы на прямые. Но моя прическа иногда превращается в мочалку: после горного солнца, холодной воды и долгого отсутствия кондиционеров и масок. Тогда я решаю, что пора бы к цирюльнику, и в моей жизни (и в пашиной тоже, чего уж скрывать) временно появляется цель номер один – найти в Азии парикмахера, который умеет стричь кудрявые волосы.

Живи я в Папуа, не видела бы горя. Но ни в Таиланде, ни в Индии, ни в Непале, ни в Китае волосы ни у кого отродясь не вьются. Меня регулярно стригут так, что страшно смотреть в зеркало. Иногда бывают и удачи, однажды мне сделали прекрасную прическу в Каргиле – городишке в Индии недалеко от границы с Пакистаном. Сегодня был очередной момент истины. С заранее заготовленной фразой на тайском я вошла в салон красоты: «Мне нужен опытный мастер, который умеет работать с вьющимися волосами». Барышню это не смутило. Потом я долго пролистывала журналы и выбирала, что именно хочу получить (в следующий раз заранее найду картинку в интернете). Сажусь в кресло, замжуриваюсь – как будто сейчас полечу в космос. И вуаля – мастер сначала выпрямил мне волосы (!), а уже потом постриг. Так ей было, видимо, привычнее, чем возиться с ласточкиным гнездом. Получилось неплохо, и уж точно лучше, чем обычно. Изобретательные тайцы.


Есть что-то непередаваемо трогательное в связи времен. Прошлым летом мы были в Лехе. Бродили по горбатым улицам, заглядывали в мутные окна, дышали запахом гор и лепешек на топленом масле. Спустя много месяцев я с трудом разбираю блокноты: писать было трудно из-за того, что руки затекали от велосипеда и по вечерам становились нечувствительными. Читаю книги. Научные труды за подписью солидных мужей дают много информации, но не задевают: в них нет живости слога. Зато записки из путешествий вибрируют и оживают.

В 1925 году в Лехе был Николай Рерих. Я скептически отношусь к поискам Шамбалы на реальной карте мира, но благосклонно внимаю его рассказам о странах и народах. Рериху посчастливилось ненадолго остановиться в лехском дворце – бывшей резиденции ладакхских князей. «Развалины итальянских замков бледнеют перед этим живописным нагромождением, вознесшимся среди чаши разноцветных гор, — писал он. — Где мы встречали такие высокие террасы крыш? Где мы ходили по таким разрушенным закоулкам? Это было на картине «Мехески — лунный народ». Да, это те самые башни. Только здесь живут не мехески, а потомки Гессер-хана». А ведь и в самом деле, очень похоже. Но почувствовать это можно, лишь самому оказавшись в Лехе и увидев маленькие квадратные домики, молитвенные барабаны в руках у тибетских бабушек и лунные ночи, когда видна каждая звездочка над черно-золотыми зубцами Гималаев.

Мехески - лунный народ, картина Николая Рериха


Я часто перемещаюсь: из холода – в жару, из тропиков – в высокогорье, из самой многолюдной страны в мире – на океанский остров с сотней человек. Удивленный организм требует поощрения – уюта, тишины, хорошей книги и чего-нибудь вкусного. Мои представления об идеальном жилище и тонкости слога у классических авторов со временем не меняются. А гастрономические предпочтения наоборот четко зависят от того, куда меня на этот раз занесло.

«Поехали выбирать дуриан!» – канючу я с тех пор, как мы в Таиланде. Мягкие как пирожное, слегка тягучие, с легкой кислинкой в аромате – дурианы мне чуть ли не снятся. Месяц назад, в Индии, я о них и не думала, зато могла полдня представлять масала-досу или холодный йогурт с яблочным сиропом. В Индонезии хотелось коктейля из авокадо и сгущенки, в Китае – жареного бобового желе, в Киргизии – лепешек.

Вообще-то я продолжаю виртуально любить гречку, мед и ряженку. Но по ночам мне являются дурианы. Какое удобное свойство ума: выбирать из возможного и не мечтать понапрасну о том, чего все равно не получить.


Постелите мне степь,
Занавесьте мне окна туманом,
В изголовье поставьте
Упавшую с неба звезду.

Тибетские тханки – живописные миниатюры, выполненные минеральными красками по холсту и обрамленные в цветную шелковую ткань содержат не только изображения будд и святых. В них зафиксированы и воззрения о происхождении и устройстве мира, и более практичные сведения. Тханки легко хранить в виде рулонов и вывешивать их при необходимости по стенам. Поэтому многие из них сохранились до наших дней.

Тибетские болезни: этиология, течение, прогноз, лечение
Тибетская традиционная медицина

Откуда берутся тибетцы: традиционная инструкция по акушерству и гинекологии
Тибетская традиционная медицина

Будда медицины: какие медицинские травы где собирать и их классификация
Тибетская традиционная медицина

Выставка по тибетской медицине в г. Чжуньдянь


Одно из удивительных явлений Тибета — болезнь «дамгири» — «удушье», которую моголы называют «ис». Это явление происходит во всех областях Тибета, однако там, где имеются крепости и деревни, его меньше. Состояние крайне неприятное для любого человека. Во всех положениях его дыхание настолько стеснено, а поясницу так жжет, как будто он с тяжелой ношей долго бежал на высокую гору. Из-за жжения в пояснице не удается легко заснуть, а когда сон овладевает человеком, то до того, как его глаза сомкнет крепкий сон, он с тревогой просыпается из-за стесненности дыхания, жжения в пояснице и груди. И такие явления наблюдаются всегда у всех людей. Когда эта болезнь одерживает верх, происходит потеря сознания, больной бредит, а иногда бывает, что у него нет сил сказать ни слова, его лицо, руки и ноги опухают. Часто, когда появляются эти изменения, больной умирает между рассветом и полуднем. Бывает иногда, что в таком состоянии проходит несколько дней, и если за это время не придет его смертный час, и он доберется до крепости или до деревни, то, возможно, он будет жить, а иначе непременно умрет. Эта болезнь поражает не жителей Тибета, а жителям Тибета об этой болезни ничего не известно, и врачи их также не знают, почему это случается с нетибетцами, и никто не знает, как лечить эту болезнь. Чем холоднее погода, тем больше случаев этой болезни.

Разлука и свидание с тобой — там тревога и мираж, 
Удивительный там климат — никто не остался в живых.

Слегка отредактированные выдержки из книги «Та’рих-и Рашиди» средневекового военачальника по имени Мухаммад Хайдар.


Группа из 22 человек из Ташкента пересекла хребты Ладакх, Каракорум, Ташкургантаг и Музтаг соединив единым логичным маршрутом Ладакх – пер. Каракорум – р. Яркенд – пер. Улрангдаван – р. Хунджераб – пер. Вахджирдаван – Ваханский коридор – Бадахшан. Не без приключений, но с хэппи-эндом.

«Из Йарканда прибыл Джан Ахмад-атака и привез приказ о том, чтобы мы покинули Тибет. Трудность тибетских дорог из-за недостатка фуража и дров, сильные холода и тяжесть пути были таковы, что здравый рассудок отказывался в это верить. Вместе с тем отсутствие возможности достать пищу, одежду, особенно подковы для лошадей, которые совершенно необходимы на тех дорогах, малое количество лошадей и ослабленность их дошли до такого предела, что оставаться в Тибете было невозможно. Ни уйти, ни остаться, ох, что это за положение!

Уход в любую сторону — в Кашмир, и в Кашгар, и в Турфан, и в Индию был одинаково невозможен. Единственной стороной, где имелась надежда на спасение, был Бадахшан, но никто из нас не знал дороги из Тибета в Бадахшан, чтобы можно было уехать, минуя Кашгар. В группе людей, которая бежала в Йарканд, был некий Джахан Шах, и он как-то рассказывал, что слышал от людей горной части Йарканда, как они говорили, что от места под названием Таганак (на р. Яркенд выше с. Мазар на нынешней Западно-Тибетской дороге) имеется дорога, которая ведет в Бадахшан Памира. Тогда я расспросил о ней, и мы отправились по дороге, которой не знали.

Несколько человек из тех оставшихся пятидесяти, потеряв силы, остались в Тибете. Я с двадцатью семью человеками отправился в путь; не хватало снаряжения для путешествия, лошади ослабли, дорога было трудная и, несмотря на сезон Девы (Сентябрь), стоял такой холод, что когда после захода солнца мы доехали до места под названием Каракорум, то протекавшая там большая река была полностью скована льдом и, где бы мы ни пробивали его, не было ни капли воды. Так мы старались до вечернего намаза. Лошадям, которые весь день шли по земле где была опасность болезни удушья (горной болезни) и прибыли в местность, где не было воды, а трава была как исчезающая ртуть, мы дали немного ячменя, однако из-за отсутствия воды они не стали его есть. Джан Ахмад-атака сказал: “Я как-то видел родник, примерно около полфарсаха (около 4 км) отсюда, надо идти туда”. Он показал одно место среди льда, где надо было пробить, и когда пробили во льду дыру, там оказалась вода. У нас был один мул, самый сильный из всех вьючных животных. Из-за отсутствия воды зубы его сомкнулись и, сколько бы мы ни старались, он не смог выпить и глотка воды и погиб. Груз, который был на нем, так и остался.

Когда мы доехали до места, откуда отделялась незнакомая нам дорога, ведущая в Бадахшан, Искандар султан испросил у меня разрешения уйти к Рашид султану (в Аксу). Он упорно настаивал на и я поневоле отпустил его, присоединив к нему четырех человек. Я отправился по тому незнакомому пути с двадцатью двумя человеками. Из-за того, что не было подков, несколько лошадей вышли из строя. В тот самый день, когда от нас отделился Искандар султан, в полуденный намаз мы убили одного степного яка. Из его шкуры мы изготовили обувь для ног обессилевших лошадей и взяли мяса столько, сколько смогли унести. Из провизии у нас ничего не оставалось, кроме ячменного толокна, которого хватило бы на один-два дня, и добыча яка была милостью Дающего хлеб насущный, да будет всеобщим его благодеяние. Мы смогли взять с собой только то, на что хватило сил у вьючных животных, чтобы нести. У нас оказалось еды на пять дней, что составило, во-видимому, четверть яка. Мы шли наугад. На следующий день мы снова убили яка крупнее этого. На третий день опять выпало счастье: из рассказа упомянутого Джахан Шаха я предполагал, что, возможно, за шесть дней мы дойдем до какого-нибудь населенного места, однако на третий день в полдень мы дошли до людей в несколько семейств. Они поспешили к нам навстречу и выразили радость. Мы спросили их о дороге. Они сказали, что эта долина называется Раскам (долина Раскем – часть р. Яркенд) и отсюда до Памира пять дней пути. Когда мы встретились с теми людьми, то полностью отдохнули от трудностей нескольких лет. Они забрали ослабевших лошадей, а вместо них дали хороших коней, полных сил. Все, что они имели из пищи и напитков, они приносили нам, положив на блюдо подношения. Каждый из тех людей, кто видел меня, начинал плакать и говорил на своем наречии: “Благодарение Аллаху, что хоть ты один остался в живых из наших царевичей династии, существующей четыре столетия, все мы — жертвы твои”. Со всеми чадами и домочадцами они кружились вокруг меня, и сколько бы я ни запрещал им это, не помогало. Куда бы мы ни приходили, все те люди всей семьей сопровождали нас. За семь дней, оказывая нам безмерный почет и уважение, они довели нас до Памира и настаивали на том, чтобы таким же образом вместе дойти до Бадахшана. С большим усилием мы отговорили их от этого.

Я приехал в Бадахшан к Сулайман шаху мирзе — сыну Мирза хана, сына моей тетки по матери. Он поспешил меня встретить, и оказал нам все услуги, на которые только был способен. Я воздал тысячу благодарений всевышнему Аллаху за то, что после таких трудностей мы добрались до убежища. К тому же, из страны неверных мы прибыли в страну мусульман.»

Руководитель: Мирза Мухаммад Хайдар Дуглат. Отчет опубликован на персидском языке в блоге руководителя похода: Тa’рих-и Рашиди за 1533 год

С удовольствием сходил бы туда: места чудесные!


400 километров, 6 перевалов (некоторые из них невысокие, но очень крутые), 4 с половиной дня, один встреченный собрат-велосипедист, 50 литров выпитой воды (да, там очень жарко!), еще как минимум сотня вылита на себя, +35 градусов, ночевки в садах под зелеными как кабачок манго и спелыми личи, плантации клубники, освежающая прохлада прозрачных ручейков с настолько пресной водой, что с трудом смывает мыло, джунгли, пальмовые и обычные белки, летучие мыши, голоса вечерних гекконов и трубные звуки слонов из где-то далеко в зарослях бамбука, муравьи, прогрызающие даже нейлон, потрясающие рассветы над туманными холмами и не менее прекрасные после дневной жары моменты, когда оранжевый шар скрывается за кромкой рисового поля, колосья которого напоминают о чем-то среднем между жатвой и сенокосом.

Апрель в Таиланде.


О просветлении
Тоня на велосипеде, Будды на лотосе.
Чианг-Май, Таиланд


Соотношение полов в разных странах мира:

По общему населению
Да и женщин, говорят, больше, чем мужчин

Дети до 15
Да и женщин, говорят, больше, чем мужчин

Пожилые после 65
Да и женщин, говорят, больше, чем мужчин

Из этого – много интересностей об образе жизни в разных странах:

1. Уголовно наказуемый запрет определения пола до рождения по УЗИ (и другими методами) в Индии сегодня вполне предотвращает рождение традиционно большего количества мальчиков.

2. В Пакистане рождается поровну, в целом больше женщин, а стариков – парадоксально, но больше мужчин!

3. В Китае, несмотря на запреты, мальчиков больше во всех возрастных группах (хотя там можно вообще не регистрировать ребенка при рождении что, похоже, и происходит с девочками)

4. На родине все предсказуемо: мальчиков рождается чуть меньше, чем в среднем в мире (гипотеза холодного климата?), а мужиков из-за пьянства вскоре остается меньше даже чем в странах с резней и геноцидом.

5. Совершенно не меняется с возрастом пропорция в Канаде, Перу, Бразилии, Франции. Незначительно – в Австралии, Монолии, Штатах, Скандинавии, Казахстане.

6. В странах третьего мира с возрастом остается больше мужчин, особенно в мусульманских (но и в Индии и много где). Причем с развитием (Индонезия, Малайзия) этот эффект уменьшается. В развитых – больше женщин (ненамного), что по-видимому следует считать биологической нормой для вида человек.

7. Разницы между странами с одинаковой стенью развития и сходной культурой, в одних из которых разрешено целенеправленное планирование пола будущего ребенка (например Штаты), а в других запрещено (Великобритания), практически незаметно.


Сейчас мы в Чианг-Мае (Таиланд) и будем здесь еще несколько дней. Дальше планируем велопоходик на несколько сотен километров с окончанием в Чианг-Рае. Потом Лаос и Китай: Юньнань, Сычуань и Цинхай.


Самые лучшие условия для велопохода: асфальтовая дорога в горах, где нет ни машин ни людей. Тогда попить чаю и расположиться отдохнуть можно прямо на теплом асфальте. Пять минут полежать – все равно, что полчаса сидеть отдыхать на неровном придорожном камне.

Отдых в велопоходе


Вчера снова произошло чудо: на почте нам отдали посылку. Три недели назад ее держал в руках Сергей, а сейчас она уже в Гималаях. Я шуршу фантиками, осторожно открываю пачки, и аромат чая расплывается вокруг. Вроде все так просто: я могу представить, как в почтовых отделениях берут коробки, как их грузят в самолеты и на поезда, как сверяют по бумагам, куда нужно отправить… Но все-таки немного странно, что можно так запросто передать кусочек тепла на другой конец земного шара.

Сережа, спасибо!
конфеты и чай


Сурчонок
На пороге норы в Гималаях


Синяя птица – не только метафорическое понятие, и даже не обязательно цвет перьев, мелькнувших среди ветвей. В данном случае это русские фамилия, имя и отчество птицы Myophonus caeruleus (blue whistling-thrush).
Синяя птица, Myophonus caeruleus

Их удачливые семьи образуются прямо около нашего дома. Whistling – целыми днями.


Однажны мы с Тоней, как обычно, гуляя с рюкзаками, подошли к речке – уже, наверное, знакомая присказка? Что за река это была? Может быть Кедровая на востоке России, может быть небольшой приток Инда, может быть Протва на юге Московской области, а может быть еще какая-то.

А где то река и скалы и луга

Так где же находится эта речка (хотя бы с точностью до страны и области или географического региона) ?

(Угадываем до первого правильного ответа, комменты открыты).


Я подписана на рассылку Нью-Йорк Таймс о Тибете. Раз в неделю или около того ко мне прилетают вести об очередных беспорядках. Монах совершил самосожжение, протестуя против китайской власти; проведена профилактическая беседа с писателем-тибетцем, которому хочет вручить премию некий голландский фонд, и другое в том же роде. Почитаешь новости, и кажется, что уж иностранцев в Тибете точно не ждут, вдруг потом расскажут что-нибудь лишнее, неправильно интерпретировав увиденное. Но что тогда за странный памятник западному велосипедисту установлен в Шигадзе? Не должны ли наши двухколесные коллеги принять его за приглашение?

памятник велосипедисту в Шигадзе, Тибет


Уже некоторое время мы ставим ловушку в кухне, чтобы избавиться от мышей, поселившихся там. За неделю за ручей на лесистый склон оврага были депортированы три мыши с большими глазами и блестящей шерстью, явно довольные и съеденной приманкой и предыдущим обильным кормом, включавшим кусочки кокоса, йогурт, творог и сырные корки, добытые почти без труда. Но сегодня звук дверцы сопровождаемый возмущенным писком обнаружил, что попался кто-то другой. Не знаю уж зачем землеройка залезла в металлическую коробку с шоколадной конфетой, из любопытства, по ошибке, или в действительности ей захотелось сладкого, но в клетке оказалась молодая гигантская белозубка (не такая уж гигантская на самом деле, просто остальные землеройки еще меньше). Конечно, мы решили сохранить это полезное животное в доме и не стали никуда ее уносить. Выпущенная, через минуту она обежала балкон типично землероечьим спообом – по углам, сориентировалась и скрылась. Завтра поставлю на ночь вебкамеру в кухню и попробую записать ночную жизнь.

Ворон (самец вида большеклювая ворона) регулярно прилетает к нашему завтраку. Научился брать хлеб на лету с шаткого столика на балконе. Стол при этом качается, но чайная кружка стоит. Предпочитает мякушки, так как их легче рвать клювом. Горбушки наталкивает в зоб, а когда клюв уже не закрывается, прямо с торчащими изо рта кусками улетает на дерево и прячет еду в ветвях. Печеньки и лепешки papad таскает целыми. У него появилась девушка, он кормит ее из клюва. Сама она на балкон прилетает редко – боится нас, скромная, чаще сидит на ближайшей ели. Прилетает на карканье кавалера.

Весна. Две синих птицы (Myophonus caeruleus) подрались из-за дамы прямо у нас на балконе. Один держал другого клювом за шею, у поленницы, прижимая к бревну. С моим появлением они как ни в чем ни бывало улетели.


В индийских городах туристов иногда атакуют «помощники». Они обещают хорошую и дешевую гостиницу, автобус, отправляющийся через пять минут и как раз куда нужно, самый лучший ресторан, проверенную туристическую фирму. А потом ведут или везут туда, где получают комиссионные за свои труды. Случается, что они просто «помогают» что-нибудь купить, переводя и разъясняя детали.

Оказывается, такое поведение в Азии не в новинку. Вот что писали в журнале «Нива» в 1879 году в статье о Кашгаре (Китай): «Один из европейских путешественников последнего времени заметил следующую особенность в самой, так сказать, процедуре торговли. “В то время, рассказывает он, когда мы находились в лавке одного суконщика, объяснившего нам, с большой охотой, устройство своих весов, туда вошел какой-то туземец; он немедленно же вмешался в разговор и начал давать нам – хотя его и не просили – подробнейшие разъяснения. Новоприбывший оказался “посредником” между продавцом и покупателем – “совершенно своеобразная, свойственная стране, профессия”, – говорит автор, но вероятно этот посредник просто понадобился, так как автор иностранец».


нежареные самосы в Индии

«Чай, самоса, самоса, чай!» – кричат разносчики уличной еды по всей Индии. Самоса – жаренный во фритюре пирамидальный пирожок из теста, с начинкой из картошки, бобовых, лука или чего-нибудь другого, не менее вкусного. Вот они лежат, статные как терракотовые воины, готовые к отправке в горячее масло, по 5 рупий штучка. Как и многое другое, самосы прибыли в Индию вместе с мусульманами из Средней Азии, где до сих пор распространен их близкий родственник – самса. От такого родства современные индийцы пришли бы в ужас: самсы начиняют мясом, причем часто в ход идет говядина.


В Покхаре мы периодически видели худых до дистрофии людей со странной штукой, отдаленно напоминающей лук. Они медленно перемещались по улицам и громко тренькали единственной длиннющей струной. Что это? Музыкальный инструмент? По внешнему виду мы так и не смогли догадаться. А потом я случайно узнала, что это орудие называется «дхунки» (dhunki) и служит для взбивания и очистки ваты. В прохладных местах Индии и Непала (а может, и еще где) с его помощью подновляют ватные одеяла. Когда вата внутри слеживается, одеяло относят к трепальщику – дхунки-валла*. Он извлекает из одеяла внутренности, прочесывает их, перетряхивает, взбивает и водворяет на место. У некоторые трепальщиков нет постоянных мастерских, и они находят клиентов, бродя по кварталам и «играя» на своем «станке».

дхунки - инструмент для очистки и взбивания хлопка в Индии и Непале
(Рисунок из книги «Народы Южной Азии», АН СССР 1963)

* Валла – индийское слово, обозначающее принадлежность рабочего к какой-то отрасли. Такси-валла, чай-валла и тд.


***
В правилах пользования хостингом, размещенном в Юте, наряду с другими вредоносными действиями запрещено богохульство.

***
Про Индию:

[в засуху] воды уже не хватало до такой степени, что молочники перестали разбавлять молоко


Мы решили, что этот сайт будет красивее с фотографиями большего размера. И существенно их увеличили. Не только новые, а вообще все (кроме нескольких десятков старых снимков, оригиналы которых утратились).

По этому поводу у нас есть просьба. Если вы заметите, что какая-то фотография не видна, – пожалуйста, скажите об этом нам.


Перевал Шинго-Ла связывает Лахул с Занскаром. Это – самый простой путь, позволяющий сделать кольцо по Ладакху. Другие варианты либо предполагают езду по одному пути туда и обратно, либо огромный объезд по не очень интересным индийским равнинам в Джамму и Пенджабе, либо еще более сложные перевалы. По велосипедной классификации подъем на перевал – это препятствие 5 категории сложности (Кпк=2.5 Кв=1.99 Кнв=1.51 Ккр=1.09 СГ=1.15), а на обычном языке: 1100 метров подъема на пятитысячный перевал по конной тропе длиной 19 км.

Это – простой участок: толкая изо всех сил, с нагруженным велосипедом справляется один человек. Дальше придется каждый велосипед толкать вдвоем или нести велосипед и рюкзаки раздельно.

Перевал Шинго-Ла