Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

26 Декабрь 2016 // Автор: Pavel Borisov

Места: Актаг (хребет), Алтынтаг, Астынтаг, Газкель, Голмуд, Ильбечимен, Китай, Когантаг (хребет), Куньлунь, Маннайчжень, Нарын-Гол, Узуншоркель, Уйгурия, Цайдамская впадина, Цинхай

Метки: , , , ,

В сентябре 2016 года после похода по Цинхай-тибетскому плато мы спустились в город Голмуд. Оттуда направились в Куньлунь и дальше в Таримскую котловину. Сначала мы долго ехали по Цайдамской впадине, где всего в сотне метров от дороги — пустыня совершенно без следов человека. А потом нашли интересную заброшенную и непроезжую дорогу через перевал Таш-Даван: об этом наш рассказ «За сухим туманом. По заброшенной дороге через Куньлунь». Этот репортаж — пролог к нему.

Карта маршрута (кликнув, можно увеличить). Одна клетка примерно 50х40 км.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

В окрестностях Голмуда выращивают ягоды годжи. Раньше они использовались в Китае и Уйгурии как приправа к блюдам, их добавляли в чай. Сейчас на Западе им приписывают много полезных свойств и едят как средство от всего: от стрессов, для похудения и иммунитета. Выращивать этот дорогой продукт очень выгодно. На сбор ягод ежедневно из Голмуда за 30 километров привозят автобусы с желающими заработать: фермеры не справляются.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Свежие ягоды очень сладкие, без выраженного вкуса. Сушеные перестают быть сладкими.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Они настолько мягкие, что свежими их невозможно везти продавать. Сразу надо сушить. Сначала их раскладывают на солнце, а досушивают в ангаре сушильного цеха неподалеку. Там же можно и купить.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Вокруг выращивают киноа, похожий на бурьян, — тоже коммерчески успешный и дорогой продукт.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Сельское хозяйство возможно только по краям Цайдама, там, где с гор стекают небольшие речки.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

А в центре гигантской впадины — безжизненный солончак. Примерно такой, только травы меньше.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Во многих местах солончак идет вдоль дороги, и найти место для палатки нелегко: вся земля состоит из мелких, твердых как бетон бугров.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Хорошие ровные площадки можно найти там, где есть ярданги. Они похожи на верблюжьи горбы. На фото они низкие, а бывают и в десятки метров высотой. На склонах больших ярдангов растут коренастые кусты, и там обычно легко набрать дров: засохшие легко выдергиваются из песка вместе с корнем. И в Цайдаме, и в Тариме дрова есть почти везде, и мы обычно делали костер, а горелку не использовали. Гораздо труднее найти воду.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Шоссе по югу Цайдама несколько лет назад реконструировали. Это не самый короткий путь в Такла-Макан, но самый быстрый. Раньше эта дорога была второстепенной.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Вдоль южной границы Цайдамской впадины прямо через безлюдную пустыню строят новую железную дорогу в Такла-Макан. Стройка идет многими участками сразу по всей длине, и это недалеко от автодороги. Чаще всего мы просим воду в городках строителей. Они привозят воду из колодцев, которые встречаются в среднем один раз на сто километров. Колодцы найти трудно: они в отдалении от дороги и никак не обозначены, а у строителей в кухне есть даже фильтры. Иногда они вообще выдают нам бутилированную воду.

Железные дороги в Китае уже давно не содержат никаких автомобильных переездов и шлагбаумов.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Перед въездом в пустыню мы накупили в супермаркете много больших бутылок, чтобы набирать воду. Двенадцати литров нам хватает на троих на вечер и на утро, остается еще и на умывание. Лучшие бутылки в Китае — это квадратного сечения двухлитровки с китайским чаем. Для бензина такие тоже подходят: у них хорошие пробки. Если нет строителей, перед закатом мы просим воду у водителей-дальнобойщиков. Чтобы заполнить всю тару, уходит минут 15 — меньше, чем искать колодец. Но если прозевать закат, в темноте машины уже почти не останавливаются.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Китайцы закрепляют пески вокруг дороги квадратными клетками. Для этого они втыкают глубоко в песок «заборчики», связанные из длинных стеблей соломы.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

За весь путь по Цайдаму было две реки. Одна из них — Нарын-Гол. Но пользы от нее нет: слишком глинистая вода.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Вокруг дороги совершенно нет людей, поэтому то и дело встречаются копытные. Это скачут молодые тибетские дзерены или антилопы гоа.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Движение по самой дороге оживленное: пролетают фуры, грузовички и зеленые такси. Три раза мы даже встретили европейских велосипедистов: эту дорогу считают современной версией Шелкового пути.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

На широком солончаке вокруг озера Газкель добывают нефть. Здесь даже построили аэропорт, хотя это вообще-то страшное захолустье. Название озера — неспроста: в тюркских языках «газ» означает керосин; в России до революции в некоторых диалектах керосин тоже называли «гас».
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Земля на западе Цайдама покрыта черным панцирем из базальта. Пронзительный ветер выдувает пески и лёссы, а камешки остаются и накапливаются.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Горы Когантаг и их продолжение — Актаг отделяют Уйгурию от провинции Цинхай. За ними находится впадина озера Узуншоркель, а дальше можно спуститься в безжизненную пустыню Кумтаг.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

В Маннайчжене на западной оконечности Цайдама — гигантский асбестовый карьер. Его разрабатывают не меньше 50 лет. Добыча все время перемещается на новые участки. Вокруг отработанных мест остаются мертвые отвалы, покрытые белесой пылью.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Среди отвалов стоят пустые хибары, где раньше жили горняки
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Немногие из них до сих пор обитаемы
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

На новые разработки ставят современную технику, а старую никто не разбирает даже на металлолом, и она медленно ржавеет.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

За асбестовой местностью шоссе номер 315 разделяется на две ветви. Мы свернули на старую и заброшенную, а все автомобили остались на новой, асфальтовой.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Старое шоссе спускается в широкую впадину озера Узуншоркель, которая зажата между двумя куньлуньскими хребтами Актаг и Астынтаг
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Хребет Астынтаг. Тот самый, о котором ошибался Пржевальский, называя его Алтынтагом
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Во впадине — озеро с горьким рассолом, окруженное солончаками, а на краю — разноцветные заливные луга в местах выхода родников
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

В них живут кряквы
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Черношейный журавль не может понять, стоит ли опасаться велосипедистов.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

По высокой траве я подкрался к нему поближе
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Чуть дальше от родников вода становится более соленой, и растительность быстро меняется
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Бывшее шоссе идет по солончаку под крутым склоном
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Постоянные реки, еще несколько десятилетий назад стекавшие во впадину с Актага — второго хребта Алтынтага, сейчас в конце лета все до одной сухие. Плотный песок в широких руслах зарос разноцветными кустами.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Высоко все еще лежат ледники, но вода, вытекающая из них, почти сразу исчезает под песками
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Шоссе во впадине разбито и занесено рыхлым песком
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

Вдалеке на солончаке — отары, но не видно никакого жилья. По-видимому здесь пасут овец только летом, а живут в палатке под склоном рядом с родниками.
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

После котловины дорога поднимается в холмы. За ними все еще сохранившаяся река Ильбечимен, с которой и начинается наше куньлуньское приключение: «За сухим туманом. По заброшенной дороге через Куньлунь»
Из Цайдама в Куньлунь. Пролог к рассказу «За сухим туманом»

26 Декабрь 2016 // Автор: Pavel Borisov

Места: Актаг (хребет), Алтынтаг, Астынтаг, Газкель, Голмуд, Ильбечимен, Китай, Когантаг (хребет), Куньлунь, Маннайчжень, Нарын-Гол, Узуншоркель, Уйгурия, Цайдамская впадина, Цинхай

Метки: , , , ,

8 Comments →


Также рекомендуем

Подписка


pashkin_elfe
phototon1c

Обсуждение:

  1. Михалыч Михалыч:

    Спасибо. По прежнему просто отлично.

  2. Dusty Dusty :

    Поселок асбестодобытчиков – жесть просто. Как представлю, что так люди живут – прям вздрагиваю… :(

    • Когда мы через него ехали, у меня было жуткое чувство. В частности, потому что в некоторых домах до сих пор живут люди. Заброшенные заводы, поселки и тп и без того производят жуткое впечатление, а тут как будто мертвые из могил встают )) Хотя Паша говорил, что ничего подобного не испытывает.

  3. ох, и здесь на фото жуткая дорога… участочек всего-то километров 150? вместе с фурами и прочим транспортом. с ребенком за спиной.
    смотрю и содрогаюсь, просто попытавшись себя там представить. мой материнский инстинкт не позволяет вообще по такому кататься. ну максимум километров 10-15, если это вообще неизбежно, а потом мне уже не нужно ничего на свете, кроме как уйти оттуда. крепкие нервы у мамы-Тони…

    • На каком фото? Пересмотрел все, жутких на свой взгляд не нашел. Может быть количество транспорта из рассказа кажется преувеличенным?

      Машины на самом деле не прямо одна за одной. Бывает, едешь – вообще никого.

    • В Цайдаме (несколько сотен км) было безопасно. Во-первых, дорога широкая, мы фактически ехали по отдельной полосе. Во-вторых, машин не так уж много. В китайском Тянь-Шане было гораааааздо больше, вот там действительно неприятно.

      Другое дело, что мы вообще-то любим дикие места, где машин либо нет вообще, либо одна-две в день. Где нет асфальта и есть дикие звери. Этот поход по Цайдаму и Такла-Макану у нас был «отдыхом» после 30-дневного тибетского похода — вот где никаких претензий к трафику, там только кианги на дорогах встречаются. Но т магазинов — 3 за месяц, в которых ничего не купить.

      • да я не сомневаюсь, что дикие места вы любите больше :) и понимаю, что дорог с трафиком там местами не избежать. просто написала свое впечатление.
        а про дикий Тибет вы уже писали? что-то я запуталась в последовательности частей…

        • Про Тибет в этом году еще не писали. Это не особо связанные куски похода, их можно будет воспринимать как отдельные.

Оставить комментарий

*