Фото дня
Какой лес растет в Гималаях Откуда эта фотография?
Приветствуем!

Мы путешествуем и пишем здесь об этом. Зачем?

Мир меняется. Вчера был лес, сегодня растут пальмы. Папуас надевает галстук и едет в офис, немец на другом конце планеты делает то же самое. Все постепенно становится одинаковым, поэтому уникальное (там, где оно еще осталось) сейчас особенно ценно. Мы хотим показать, насколько мир все еще разнообразен и прекрасен в своем разнообразии. Мы хотим узнать нашу планету как тонкое и хрупкое кружево, как целый мир взаимосвязей, увидеть и общее между всеми людьми, и различное. Присоединяйтесь.



Павел Борисов и Антонина Захарова

Монастырь Ки и переправа с велосипедами через пропасть

Когда мы готовились к велопоходу, я сомневалась в своих силах. И сначала действительно было трудно: я считала каждую сотню метров, а к вечеру уставала до дрожи в коленках. К тому же из-за больших нагрузок пропал аппетит, а ехать без «дозаправки» сложнее. Но постепенно адаптировалась: научилась педалировать на горной дороге, выбрала подходящий темп движения, а Паша правильно отрегулировал мне седло (устав от моих жалоб). На вторую неделю похода я уже не трепетала при мысли о том, что впереди километровый подъем; а на третью – взлетала на него почти без остановок. Поэтому, когда ранним утром мы выехали из Казы и сразу начали взбираться по очередному серпантину, я ощущала лишь легкость – как будто меня подгонял сильный тибетский ветер…

Читайте в этой статье:
- как мы переправляли велосипеды через очень глубокий каньон,
- что хранится в древнем монастыре Ки,
- откуда трезубец в буддийском храме,
- для чего монахи запасают можжевельник и тд.

Долина Пин - к снежным Гималаям

В верховьях долины Пин – национальный парк, и в нем живут снежные барсы (по последней переписи их двенадцать). Увидеть барсов, идя по главной тропе рядом с говорливым гидом-индийцем, невозможно, зато они смотрят с рекламных плакатов, приглашающих в треккинг через перевал Пин-Парвати. За два дня мимо нас проехало около десятка микроавтобусов, нагруженных рюкзаками и треккинговыми палками. Но не буду забегать вперед. Внизу узкая долина Пин выглядела необитаемой…

Дальше я рассказываю об одном из самых красивых мест Спити (с прозрачными реками и полосатыми скалами); подсчете душ в деревнях; тибетском монастыре и его обитателях. И о том, как мы добрались до цивилизации и попробовали все доступные индийские сладости.

Данкар - монастырь под облаками

Трудно представить менее удобно расположенное селение, чем Данкар. С одной стороны – отвесная каменная стена, с другой – сухой песчаный склон без единого кустика, и в середине – источенные эрозией скалы, к которым приклеились домики. Но место выбрано неспроста. Раньше жителям Спити регулярно приходилось защищаться от врагов, и они придумали систему оповещений. В точках с хорошим обзором выставляли часовых, которые в случае опасности зажигали огни. Завидев условный сигнал, люди быстро собирали имущество и бежали в крепость, где и отсиживались до тех пор, пока не наступала зима и агрессор не терял боевой дух. Убежища строились в самых труднодоступных местах и назывались «данкары».

Миграции орлов в Непале и другая орнитология

В середине ноября хищные птицы из Восточной Сибири и Монголии пролетают через Непал по пути в Индию. Хозяин нашего домика, орнитолог, пригласил нас съездить в деревню на перевале, где он раньше жил и работал учителем. На две недели в году там собираются его друзья – специалисты по птицам из разных стран и наблюдают за миграцией. Мы собрали рюкзаки, навьючили велосипеды и уже через 3 часа вместо равнинной Покхары оказались на холме высотой почти две тысячи метров. Солнечный воздушный океан, постоянно меняющийся вид массива Аннапурны, холмы, мазанные глиной домики в деревне, животные, звезды и огромное количество птиц вокруг.

Озеро Сопона, волк и две тибетские деревни

Темнело, и мы искали, где поставить палатку. Дул встречный ветер – как будто трешься кожей о колкий снег. Дорога забралась на склон и извивалась среди колоссов о глиняных ногах, образованных ветром. Наконец мы увидели осиновую рощу у реки, далеко внизу. Палатка под деревьями – какая роскошь в сухой и безлесой долине Спити!

Деревья в роще посажены аккуратными рядами. За ними явно ухаживают. Дом, стоящий тут же, выглядит нежилым: с краю провалилась крыша и нет стекол. Похоже, лесники хранят в нем инструменты и рабочие вещи. Из бетонного резервуара с водой ползут дырявые оросительные шланги.

По следам тибетских караванов

Китай и индийский штат Химачал-Прадеш разделены хребтом высотой более 5000 метров. Через него прорывается река Сатледж, окруженная непроходимыми теснинами. Высоко над ней проходит древний индо-тибетский торговый путь. Караваны мулов с шелком, шерстяными шалями, чаем и солью шли по узкой тропе, вырубленной в цельной скале, кое-где почти отвесной. В XX веке построили шоссе, пролегающее параллельно. В некоторых местах старая и новая дороги пересекаются, например, на четырехкилометровом перевале Шипки-Ла – одной из немногих точек Индии, откуда можно заглянуть в Тибет. Это моя статья, опубликованная в журнале «Всемирный следопыт» в номере 7/2011.