Брод через Янцзы

13 Июнь 2017 // Автор: Pavel Borisov

Места: Китай, Тото-Хэ, Цинхай, Чжидо, Янцзы

Метки: , , , ,

В 2016 году мы снова направились на велосипедах в Тибет. Уже почти по традиции в этот раз мы решили не ехать по Тибетскому автономному району, где перемещаться иностранцам можно только на автомобиле с сопровождающими. Вместо этого я нашел северный кусок Тибетского нагорья, не менее безлюдный и дикий, и проложил по нему наш маршрут. Он идет по маленьким, еле видным на спутниковом снимке дорожкам, сначала по Цинхаю почти вдоль границы с Тибетом, а потом поворачивает на север, в сторону Цайдамской впадины. Обе крупные дороги, обозначенные на карте Цинхая, маршрут лишь пересекают. Ехать мы собрались по очень отдаленным и заповедным местам. Найти их в Китае — целое походное искусство. На пути почти нет городов, нет и вездесущих проводов на столбах. Даже стойбища редки. А самый интересный участок — на севере от Янцзы — нам надо было пересечь вообще без дорог. И для этого нужно как-то переправиться через верховья великой китайской реки.

Брод через Янцзы

***
За последним тибетским городком местность стала совсем безлюдной. Мы подъезжали к Янцзы. В верховьях у нее два названия: китайское Тото-Хэ и монгольское Улан-Мурэн. Эта река — серьезное, может быть, даже непроходимое препятствие на нашем пути. Нас привлекали просторные дикие равнины вокруг нее. К западу в полутора сотнях километров — мост Голмуд-Тибетской трассы, к востоку в двух с половиной сотнях — мост в Чжидо. Между ними — полная глухомань.

Рядом с грунтовой дорогой паслись кианги — дикие куланы. Они нас не испугались, и табун шел по степи в ту же сторону, куда мы ехали. Животные останавливались и ели траву. Самцы оскаливались и боролись, поднимаясь на задние ноги. Парочки чуть отставали от основной толпы и заигрывали друг с другом. Табун понемногу приближался к грунтовой дороге. Потом кианги решили ее пересечь. Они сильно обогнали меня — я часто останавливал велосипед и наводил на них фотоаппарат — и перебежали дорогу прямо в нескольких метрах от Тони и Лёвы. Передние скакали без всякой опаски, а отставшие решили поднажать: им казалось некомфортным, что мы можем вклиниться между ними и передними. Потом они остановились среди нагретого солнцем низкотравья и снова стали играть. Внутри табуна, не отставая от киангов, пряталась антилопа гоа (тибетский дзерен). Я слез с велосипеда и подкрался к ним. Тоня говорит, что, я подкрадывался как настоящий волк из фильмов о животных, но у нее не осталось фотоаппарата, чтобы снять это.

Брод через Янцзы

Среди гор в тибетской степи я просто всем телом ощущаю, что такое свобода. Здесь это не философская концепция, а такая, какой она и должа быть — вещь в себе, свобода в чистом виде, для которой не надо объяснений.

На другом берегу быстрой, мутной, землистого цвета и холодной Янцзы мы попадем в настоящий затерянный мир: лабиринт песчаных холмов, а выше — острые отвесные скалы. Если мы сможем как-то пререправиться. Люди там, похоже, вообще не живут.

Неожиданно наша грунтовая дорожка вышла на новенькое широкое и отсыпанное шоссе. Пересмотрели все карты: его здесь быть не должно. Через переводчик в телефоне я спросил китайских дорожных рабочих, в какую сторону лучше ехать, чтобы поближе переправиться через Янцзы. Они только удивились: кому же это придет в голову переправляться в неизвестность, когда в обе стороны по новой дороге легко добраться до города. Про броды и близкие мосты они ничего не знали.

На новеньком дорожном указателе написано, куда идет таинственная дорога. Да и некуда ей идти, кроме как вдоль Янцзы. Теперь — гадание по карте. Это одно из моих любимых развлечений. Рельеф часто подсказывает и то, что по недосмотру или из секретности пропустили топографы, и то, что не разглядишь на ином спутниковом снимке. Мосты редко строят в нелогичных местах, даже если партия сказала «надо». А броды и тропы привязаны к топографии еще сильнее.

Мутные тучи скользили по вершинам четырехтысячных гор, которые выглядели здесь высокими голыми холмами. Холодный дождь несло с запада прямо на нас. Уже налетал ветер. Надевая непромокаемую одежду, я нашел отгадку: поедем по шоссе на запад. Броды там будут легче, и в шестидесяти километрах есть место, где должен стоять мост, если он вообще есть. Да и град из свинцового облака заденет нас только стороной и уйдет на восток.

Град горошинами застучал по шлему, больно через мембрану ударял в ноги и плечи. Завыл холодный ветер. Лёва спрятался за непромокаемыми шторами, от встречного ветра он был закрыт и тониной спиной. В августе и в сентябре на 4000 метров в Тибете днем не бывает холоднее +5 градусов, но мы взяли Лёве толстую куртку с капюшоном, перчатки и шапку как для морозной российской зимы. Надевали ежедневно: жарко не было.

Дорога тянулась широкая как взлетная полоса, аккуратно отсыпанная и тщательно укатанная. Она больше походила не на провинциальное шоссе из ниоткуда в никуда, а на главную транспортную магистраль. Она оказалась даже шире, чем главная дорога на Лхасу. Но на ней почему-то не было никаких следов автомобилей.

Новая хорошая дорога идет среди местности столь же безлюдной, как Чукотка или Колыма
Брод через Янцзы

Скоро град прошел, а длинный хвост тучи еще долго висел над нами. Лил дождь — мелкий, затяжной, без ветра. Холодная вода текла по лицу, попадала в рукавицы, выливалась из кроссовок. Не согреться, но и не замерзнуть, если не останавливаться. А малыш уснул, ему было совсем тепло в зимней одежде и под непромокаемым пологом.

Через пару часов холодный дождь закончился. Рядом затормозил неизвестно откуда взявшийся мокрый джип, из него выглянул сухой тибетец. Удивление в глазах. «Куда едете?» — бесстрастно спросил он, и это прозвучало так же странно как: «Гуляете? Ну-ну». Единственная дорога, вокруг ни единого поселка на сотни километров. Абсолютная, эталонная пустота. Обычно в Китае предложили бы погреться в салоне, налили кипяток из автомобильного термоса и подарили бы бутылки с водой, сухую лапшу и печеньки.

В шестидесяти километрах впереди река, судя по карте, резко поворачивает. Кратчайший путь к лхасскому шоссе — по равнинам на другом берегу ехать прямо на запад. Если мост через Янцзы вообще есть, он должен быть там. Но на спутниковом снимке моста нет. Заранее я решил поискать, можно ли перейти вброд. То и дело река разливается на рукава и намывает острова посреди русла — в таком месте может получиться перейти вброд.

Мы съехали в рыхлые прибрежные пески. Даже обычная в Тибете кобрезия здесь высовывается из бедной почвы одинокими пучками, не образуя лугов. Достав палку, я, не раздеваясь, вошел в холодную и мутную протоку и сразу погрузился в нее по пояс. Дна было не видать, только вода кофейного цвета. Вылез на песчаный островок. За ним — следующая протока. Она тоже оказалась по пояс, но уже с быстрым течением. Велосипеды здесь точно не переправить. А впереди еще пять проток. Лёва наблюдает с песчаного откоса и комментирует: «Паша пошел стирать брюки». Они действительно становятся от этого чище. На берегу ждет Тоня с сухими носками. Я тщательно выжал одежду, надел мокрые ботинки, и мы сразу поехали дальше: cогреться на ходу легко, а стоя быстрее замерзнешь, чем высохнешь.

Все вокруг кажется диким, но места не совсем безлюдные. Из зеленого ущелья двое смуглых пастухов на мотоциклах хворостинами выгоняют отбившихся от невидимого стада пятерых ячьих телят. Дальше на дороге появляются выбоины и следы колес. Краска на километровых столбах облупленная. Этот участок построен раньше, хотя и его на последних спутниковых снимках еще нет: наверное, год или два назад. Как будто из ниоткуда едет на праздник процессия нарядных и чистых тибетцев на мотоциклах.

Вокруг дороги — маленькие обитаемые домики неуютного вида. В них и живут тибетские пастухи. Рядом мусор и развалины. А более капитальные подворья с домом и теплицей, окруженные бетонным забором, заброшены. Их возвели китайцы по типовому проекту, а тибетцам они почему-то не пригодились.

Перед поворотом Янцзы — тем самым хорошим местом для моста — дорога вдруг свернула в противоположную сторону, в горы. Она поднялась на перевал. Оттуда снова спустилась к реке. Но никакого моста — нет.

Брод через Янцзы

Ночью мне не спалось. Во сне приходили десятки объяснений, почему здесь хорошее и логичное место для брода через реку: выполаживание русла после выхода из гор, множество рукавов и намытых островов, на островах пасутся кианги, ниже — слияние с крупным притоком и т.п. Утром до завтрака я покатил по траве и песку вниз к Янцзы на разведку.

Место и в самом деле оказалось неплохое. Я оставил велосипед лежать на камнях и полез через протоки. Иду и как будто решаю головоломку. Что там под мутной водой впереди: камни или рыхлый песок? Есть ли выход из этого лабиринта? Откуда здесь след мотоцикла и насколько он старый? Может быть, зимний? Каждая следующая загадка была чуть сложнее предыдущей. Каждая следующая протока — глубже. Скоро можно стало идти только по узким цепочкам отмелей, а по бокам — глубокие и быстрые места: враз унесет течением.

Вот большой остров. Кажется, где-то тут паслись кианги. За ним — еще протока. В единственном для перехода месте течение прижимает меня к противоположному берегу. Глубоко. Если переправлюсь, могу уже не выйти назад. Прямо в середине кофейной протоки поворачиваю обратно.

Почти точно тут могла бы пройти группа крепких туристов с веревками, но у нас их нет, и нас двоих совершенно недостаточно для веревочной страховки. Да и, случись что, вряд ли здесь кто-то придет на помощь; поэтому для нас подошел бы только верный брод, а не такой как этот.

Пока я кручу педали, взбираясь на песчаные склоны обратно к палатке, замерзшие ноги быстро согреваются. Тоня с Лёвой наблюдают издалека с высокой дюны и ждут меня. Горячий чай, сухой свитер, обернутый вокруг ног, и солнечная погода очень приятны после такой разведки.

Мы снова навьючиваем наших коней. За несколькими прибрежными холмами дорога взлетает на холм, и мы видим впереди длинный бетонный мост. Тот самый, которого нет ни на последних картах, ни на спутниковых снимках. Над рыжей мутной водой останавливаемся. Янцзы — по размеру с Оку в нижнем течении, только горная и быстрая. Непроходимая. Но мы нашли то, что искали, и теперь направимся в настоящие необитаемые миры на северном берегу Янцзы.

Брод через Янцзы

Остальные фотографии к этому рассказу

Река Яюнцюй — приток Янцзы
Брод через Янцзы

Среди степи нет ни стойбищ, ни людей
Брод через Янцзы

Кианги перебежали дорогу прямо в нескольких метрах от Тони и Лёвы
Брод через Янцзы

Игры в табуне
Брод через Янцзы

Дзерен не отставал от киангов, рассчитывая на их защиту
Брод через Янцзы

Тибетский дзерен
Брод через Янцзы

Кианг
Брод через Янцзы

Подкрадываюсь и фотографирую табун
Брод через Янцзы

Время для кемпинга
Брод через Янцзы

На озерце можно помыться
Брод через Янцзы

Брод через Янцзы

На случай ночной грозы мы выбрали стоянку под защитой холма. По-другому в степи нельзя.
Брод через Янцзы

Перед закатом тучи все гуще. Уже громыхает.
Брод через Янцзы

Озерцо после заката
Брод через Янцзы

Брод через Янцзы

Тибетский дзерен
Брод через Янцзы

Нового шоссе в верховьях Тото-Хэ нет еще ни на картах, ни на спутниковых снимках.
Брод через Янцзы

Река Яюнцюй — скоро сольется с Янцзы
Брод через Янцзы

Отмели разделяют обе реки на множество проток, но дорога идет только по южному берегу Янцзы
Брод через Янцзы

На северном берегу — безлюдные и красивые горы. Мы как раз и ищем переправу через Янцзы, чтобы туда попасть. Кажется, что протоки легко перейти одну за одной, но на самом деле река слишком полноводная.
Брод через Янцзы

Во время дождя все ближние, не очень высокие вершины засыпало снегом
Брод через Янцзы

Перекус с чаем
Брод через Янцзы

Грифы – одни из обычных тибетских птиц
Брод через Янцзы

Они сидят наевшись падалью
Брод через Янцзы

Северный берег Янцзы.
Брод через Янцзы

Зеленые склоны вершины Цаган-Обо-Ула (5345). Тоже на северном берегу
Брод через Янцзы

На повороте Янцзы дорога не пересекает реку, а уходит от нее и взбирается на перевал к горе Дациньдацинь-Ула (5174) среди красивых скал
Брод через Янцзы

Брод через Янцзы

После перевала дорога снова приближается к реке
Брод через Янцзы

Утром до завтрака я покатил по траве и песку вниз к Янцзы на разведку.
Брод через Янцзы

Перейти не получилось и мы вновь поехали по дороге на юг, куда нам было совсем не надо.
Брод через Янцзы

За несколькими прибрежными холмами дорога взлетает на холм, и мы видим впереди длинный бетонный мост. Тот самый, которого нет ни на последних картах, ни на спутниковых снимках
Брод через Янцзы

13 Июнь 2017 // Автор: Pavel Borisov

Места: Китай, Тото-Хэ, Цинхай, Чжидо, Янцзы

Метки: , , , ,

14 Comments →


Наш дом окружен лесом, из которого не хочется выходить. Десять минут — и мы в Нагаре, но зачем? Cреди деодаров, елей и сосен хорошо и спокойно, и можно бесконечно гулять по тропам, каждый раз находя новые. В садах зреют яблоки и груши, вдоль дорог растут ежевика и барбарис. Дикие абрикосы кулльцы не едят, а только [...]

Также рекомендуем

Подписка


pashkin_elfe
phototon1c

Обсуждение:

  1. Dusty Dusty:

    Повезло :)
    Приехали бы годиком раньше – пришлось бы дальше брод искать…

  2. невообразимые просторы !

  3. Класс! Каждый раз с восхищением читаю ваши рассказы! Ваши маршруты просто уникальны, и вы такие молодцы, что ездите с сыном. Я думаю, это прекрасно, что он с детства может видеть такие просторы.

    • Не знаю, может, есть более высокодуховные малыши… Но нашему (2-летнему) куда интереснее цивилизация, чем любые просторы. Хотя на природе он тоже не скучает, к счастью. Но знаю малышей, которые вообще в гробу видели эту природу… Так что просторы — это, наверное, больше на будущее :)

      • Мне кажется, детям надоедает однообразие. Целый день по голой степи – такое никому не понравится. А если лиса пробежит или як захрюкает, или можно среди болотных кочек побегать, или воды из минерального источника выпить – это уже интереснее. Другое дело, что родители должны уметь и хотеть это интересное ребенку показать. Мы в походах очень много с Левой разговариваем, акцентируем его внимание на разных вещах. Однажды в Монголии посреди однообразных пейзажей проехали угольную шахту, и Паша много раз по кругу пел Лёве песню про уголь. Откуда он берется, как добывают, как используют и тп. Как раз, когда Лёве было 2 года. Сейчас песенки уже не нужны, можно просто рассказать, но надо быть готовым к десятку вопросов.

        А в городах, на наш взгляд, даже сложнее бывает. Слишком много раздражающих факторов, от которых ребенок быстро устает.

        • Естественно, и мы своему рассказываем, и проблемы скуки у нас нет. Но при прочих равных, в цивилизации нашему малышу веселее, и среди люде. Я знаю, что многим детям так же. Наш еще и в принципе не устает от любого уровня шума и дурдома, но это уже индивидуальное :)

          • А с другими семьями с детьми вы в походы ходили? Что-нибудь меняется?

            • Да вы наверное понимаете, что совместные походы с детьми — штука мало осмысленная. Разные взрослые, разные дети. Вы же и сами не захотели бы строить маршрут не как душа просит, а с учетом других взрослых и другого ребенка, которые все будут капризничать по-своему.
              Но даже для ПВД во всем Питере у нас есть только одни друзья, и вместе мы обычно только ночуем. Вот про их ребенка я и писала, что не всем детям нужны просторы. Попади он в чисто природный поход — выл бы целыми днями, и ничто бы его не утешило. Поэтому они скучают по любимой Исландии, но с малышом не могут туда поехать.
              А наш после двух ведет себя в походах в принципе хорошо. Может быть, пока не придет следующий кризис… Но вот на днях первый раз удалось съездить покататься в компании других взрослых – так малыш был абсолютно счастлив, хотя взрослые и внимания на него особо не обращали.

        • Если что, я не говорю, что на просторах детям плохо :) Просто думаю, что они не всегда могут их оценить, пока маленькие. А еще это зависит от общего образа жизни. Если основную часть времени ребенок живет в городе, конечно, он будет скучать по детским площадкам и машинам :)

Оставить комментарий на Юлия

*