горы


Миграции орлов в Непале и другая орнитология

В середине ноября хищные птицы из Восточной Сибири и Монголии пролетают через Непал по пути в Индию. Хозяин нашего домика, орнитолог, пригласил нас съездить в деревню на перевале, где он раньше жил и работал учителем. На две недели в году там собираются его друзья – специалисты по птицам из разных стран и наблюдают за миграцией. Мы собрали рюкзаки, навьючили велосипеды и уже через 3 часа вместо равнинной Покхары оказались на холме высотой почти две тысячи метров. Солнечный воздушный океан, постоянно меняющийся вид массива Аннапурны, холмы, мазанные глиной домики в деревне, животные, звезды и огромное количество птиц вокруг.

Озеро Сопона, волк и две тибетские деревни

Темнело, и мы искали, где поставить палатку. Дул встречный ветер – как будто трешься кожей о колкий снег. Дорога забралась на склон и извивалась среди колоссов о глиняных ногах, образованных ветром. Наконец мы увидели осиновую рощу у реки, далеко внизу. Палатка под деревьями – какая роскошь в сухой и безлесой долине Спити!

Деревья в роще посажены аккуратными рядами. За ними явно ухаживают. Дом, стоящий тут же, выглядит нежилым: с краю провалилась крыша и нет стекол. Похоже, лесники хранят в нем инструменты и рабочие вещи. Из бетонного резервуара с водой ползут дырявые оросительные шланги.

По следам тибетских караванов

Китай и индийский штат Химачал-Прадеш разделены хребтом высотой более 5000 метров. Через него прорывается река Сатледж, окруженная непроходимыми теснинами. Высоко над ней проходит древний индо-тибетский торговый путь. Караваны мулов с шелком, шерстяными шалями, чаем и солью шли по узкой тропе, вырубленной в цельной скале, кое-где почти отвесной. В XX веке построили шоссе, пролегающее параллельно. В некоторых местах старая и новая дороги пересекаются, например, на четырехкилометровом перевале Шипки-Ла – одной из немногих точек Индии, откуда можно заглянуть в Тибет. Это моя статья, опубликованная в журнале «Всемирный следопыт» в номере 7/2011.

Монастырь Табо: тибетский буддизм 1000 лет назад

Мы в деревне Табо, которая знаменита древним буддийским монастырем. Вокруг теснится несколько темноватых кафе и гест-хаусов, а за ними – обычные тибетские домики, окруженные тополями и ивами. Подбежали дети и стали выпрашивать «чоколейт» и «мани» (не тех, которые «пеме хунг», а тех, что «уан доллар»). Шаркая ботинками, идет старушка с длинными спутанными черными волосами. На лавочке примостились двое парней с нашивками на куртках «свободный Тибет» в виде желтого солнца с синими и красными лучами, поднимающегося из-за белой вершины. На плоской крыше одноэтажного дома о чем-то спорят хозяева-соседи, то и дело поправляя молитвенные флаги, развевающиеся на ветру.

К высокому порогу одного из жилищ приставлена лестница из четырех ступенек, чтобы детям и пожилым было удобнее подниматься. Кое-где во дворах – машины не больше «оки» или мотоциклы с белыми ритуальными шарфиками «хадак» на руле. Везде со столбов тянутся провода, но почти у каждого на крыше есть и собственная солнечная батарея – видимо, здесь часто отключают свет. Деревня расположена на широкой террасе у реки, и жители максимально используют землю, пригодную для выращивания: за домами сразу начинаются поля. В глубине деревни – большой монастырь.

«Табо – крупнейший монастырь Спити, построенный в то время, когда Индия и Тибет вместе распространяли буддизм в Гималаях», – пишет Далай-Лама XIV.

Долина Спити - индийский Тибет

Паша вернулся из одиночного похода к запретному перевалу Шипки-Ла на границе с Тибетом. Пока он был в горах, я оставалась в Нако – восстанавливала колено. Боль прошла, и на следующее утро мы выехали из Нако в сторону долины Спити. В Спити уже много веков живут тибетцы, и сейчас туда приезжают посмотреть на «почти тибетскую» культуру, так как попасть в оккупированный китайцами «настоящий» Тибет непросто.

Сухо и солнечно. Дорога отличная, машин почти нет – чем не велосипедный рай? «Вы откуда? Из России? Россия и Индия – друзья!», – перекинулись комплиментами с индийской семьей, направлявшейся туда же, куда и мы, но на джипе и в несколько раз быстрее. Поселок Нако стоит почти в небесах, куда уж выше? Но дорога вновь лентой серпантина идет наверх, продолжается по облакам, а потом внезапно падает к реке Спити. Над нами возвышаются зыбкие фигуры из песка и глины: это речные отложения, оставшиеся с древности, когда русло было гораздо выше нынешнего; со временем ветры придали им сегодняшнюю форму. В предыдущие дни казалось, что красивее быть уже не может, но после Нако фотоаппарат вообще не хотелось выпускать из рук.

Дальше я рассказываю о том, что из себя представляет Спити, какова истории этого удаленного района, а также о том, как мы проигнорировали мумию монаха, почему я так люблю горы и как ведут себя ослики на индийских дорогах.

Тибетская деревня Нако

Ранним утром, когда солнце только пробилось через мутные окна, гостеприимные хозяева, у которых мы провели вчерашний насыщенный вечер, нагрели ведро воды для умывания и принесли маленькое махровое полотенце. Сами они уже приводили себя в порядок после банных процедур: мазали руки кремом, а волосы – маслом, которое мою прическу превращает в сальную паклю, зато темным индийским волосам придает блеск и шелковистость. Выпив сладкого черного чаю и попробовав «намкин», легкой жареной мучной закуски, мы стали благодарить учителей и прощаться. В Индии никуда не спешат. Мы не меньше получаса заверяли друг друга во взаимном расположении, менялись телефонами и делились планами на будущее.

Наконец Ханго осталось позади. Теперь никто не спрашивал, куда мы направляемся: мы следовали классическим маршрутом – в тибетскую деревню Нако, знаменитую древним монастырем и маленьким зелено-голубым озером. Нако расположено на высоте 3500 метров, и, судя по книгам, там живет не больше 500 человек.

В гостях у деревенских учителей

Реконг Пео (местные сокращают до «Пео»)- административный центр Киннаура – по-индийски шумный и пестрый городок на склоне горы. Где-то здесь проходит виртуальная религиозная граница: ниже по Сатледжу живут в основном индуисты, а выше – буддисты. Встречаются и мультирелигиозные храмы, когда Шива становится соседом Будды, а в чертах индуистского орнамента красуются 8 благородных символов буддизма. Интересно наблюдать, как сменяют друг друга, переплетаясь, две культуры…

Первая сычуаньская деревня и тибетский праздник. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 4

Наконец мы выходим в цивилизацию, и первая сычуаньская деревня встречает нас магазинами, куда съехались за продуктами уже знакомые нам кочевники. На следующий день в чистом поле нас позвали на тибетский праздник, который проводился в двух палатках. Более красиво одетых тибетцев мы еще никогда не видели! Все женщины и мужчины в шляпах, улыбаются, едят, разговаривают, дети резвятся, в общем, значительное событие для живущих вдалеке друг от друга пастухов-кочевников.

В гостях у тибетцев-кочевников. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 3

Мы прошли безлюдные горы и теперь спускаемся в Сычуань. В долинах появились многочисленные стойбища кочевников. Их хозяева более гостеприимны и открыты, чем амдосские пастухи, и приглашают нас в гости в свои палатки. Мы наблюдаем, как они живут, готовят еду, гоняют яков, воспитывают детей и невольно приносим себя в жертву обильным и жирным угощениям.

Четырехкратные первопроходцы. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 2

Продолжаем рассказывать о нашем длительном походе между провинциями Цинхай и Сычуань по безлюдным горам. Сегодня будет четыре впервые описанных перевала, очень много диких долин и тибетского неба с его масштабными погодными явлениями, от последствий которых мы будем прятаться в вязанной из шерсти, а значит, протекающей палатке.

По холмам Амдо. Пешком из Цинхая в Сычуань, часть 1

На границе провинций Цинхай и Сычуань между долинами рек Хуанхэ и Ялунцзян, вдоль которых идут автомобильные дороги, несколько хребтов разделяют долины, где все еще живут тибетские пастухи-кочевники, где нет магазинов, шоссе и туристических достопримечательностей. Туда мы и направились после похода на гору Амнэ-Мачин.

Поход был несложным в техническом плане, но богатым на первопрохождения. Мы прошли и впервые описали 5 перевалов высотой более 4000 метров. Маршрут интересен тем, что соединяет две китайские провинции, две дороги и долины двух крупных рек, проходя по малонаселенным и глухим места, совершенно избегая проезжих автомобильных дорог.

Поход из Байюйя в Батанг. На краю цивилизации (часть 2)

Продолжение рассказа о походике. В этом выпуске про перевал и много снега, про забытую буддой деревню и ее колоритных жителей, про то, как нас настигла непогода. Велкам!

Поход из Байюйя в Батанг. Глухомань в Сычуани (часть 1)

Дорогу из Байюйя в Батанг любят продвинутые китайские путешественники на джипах. И одновременно боятся: хоть она и обозначена на карте как дорога, но больше похожа на развезенный тракторами проселок. Однако нам с Пашей и этого было мало. Мы решили, что часть пути пройдем пешком через горы, а вторую – проедем автостопом по тому самому экстремальному бездорожью. Читайте о том, что из этого получилось.

На велосипеде по закрытой дороге из Казы на перевал Ротанг

В середине мая перед самым началом нашего велопутешествия по Химачал-Прадешу мы размышляли, начать ли с Киннаура и затем ехать в Спити и Лахул, или наоборот. Очень уж заманчиво было за несколько дней преодолеть два серьезных перевала и потом целый месяц ехать под горку. Задавали вопросы местным: «Открыт ли уже перевал Ротанг? Нет еще? Через несколько дней? Только пешком можно пройти? … А Кунзум как? Даже пешком еще не ходят?…». Узнав, что на Ротанге (3978 м) и Кунзуме (4551 м) нас поджидают еще не расчищенные бульдозером снежники в пару-тройку человеческих ростов высотой и догадавшись, что дорога под ними почти не отличима на вид от крутого склона, который был там до ее постройки, да еще со снегом, мы испугались и решили начать с теплого Киннаура (хоть и ехать весь месяц в горку).

Через три недели, 10 июня, мы проехали перевал Кунзум и спустились в Лахул. Перевал был уже официально открыт, но дорога – как проселок осенью в средней полосе России: текущая вода, вымывающая ложбины и оставляющая выпуклые валуны на нашем пути, мокрый вязкий песок, острые камни осыпи, которые немного разгреб бульдозер. Что же там было месяц назад?! Однако про Кунзум в другой раз, а сейчас про самое интересное – про то, что началось после спуска.

В Батале нам сказали, что следующие 20 км – дорога закрыта, много снега, каменные завалы – бульдозер расчищает, на машине не проехать. Но нам-то что до машин? Пешком можно пройти, значит, и мы проедем…

Как строят тибетские ступы

Когда идешь по Тибету, то и дело по пути встречаешь старинные ступы. Они сооружены из камня-плитняка и обмазаны глиной. А иногда тибетская ступа – это всего несколько камней, в которых все же можно угадать канонические контуры. Несмотря на сухой климат, обмазанные глиной ступы постепенно разрушаются и вид у них очень древний. На смену им появляются новые. В Тибете по традиции строят восемь видов ступ. Подробные их описания содержат множество деталей конструкции и строгие пропорции элементов. Каждый вид обладает своей собственной символикой и значением. Впрочем, если не знать об этом, можно со стороны и не заметить разницы.

Озеро Яшилькуль на Памире

Cочная дынная Киргизия, геометрические орнаменты Узбекистана, дружелюбный Таджикистан… Я смотрю в окно на индийские Гималаи, и кажется, что это привет из прошлой жизни. Но Киса и Ося там действительно были. Спустя почти два года, я хочу поделиться фотографиями с Памира, из нашего походика к озеру Яшилькуль.

Обитатели тибетской степи. Животные Тибета - часть 2

Недавно я рассказывал про повадки одного из наиболее распространенных в Тибете животных – сурков. Сегодня будет обзор оставшихся животных, населяющих тибетскую степь. Как и где они живут? Чем питаются? Как влияет на них деятельность людей? И множество фотографий животных (не все из них очень хороши), которые мне удалось сделать во время путешествий по Амдо (провинции Цинхай)

Тибетский праздник

Однажды на северо-востоке провинции Сычуань мы случайно попали на тибетский праздник. Просто шли по дороге, вокруг были горы, тишина, спокойствие – и никаких признаков людей. Потом завернули за очередную гору и видим: собрались красиво одетые, чистые, причесанные и умытые люди. А это в Тибете редкость: обычно они ходят в грязной одежде, да и расческой пользуются явно не каждый день. Оно и понятно, не так-то легко стирать вещи и мыться, когда пальцы в воде замерзают за секунду.
Так вот, мы еще издалека поняли: что-то тут неладно тибетцы собрались по особому случаю. Может, приехал уважаемый лама. Или настал какой-нибудь важный праздник. А когда добрались до основного сборища… Ух, что тут началось.

Поход в районе горы Амнэ-Мачин (Китай, провинция Цинхай). Часть 2

Продолжаем рассказывать и показывать фотографии из похода в районе горы Амнэ-Мачин в Восточном Тибете. Сегодня будут ступы и монастыри, тибетцы-паломники, красивые пейзажи и второй перевал. Погуляйте вместе с нами по красивейшим тибетским горам!

Домик в Гималаях

Кондуктор индийского автобуса разбудил меня ночью: «Иди посмотри, что у тебя там с велосипедами». Я залез на крышу, и цензурных слов не осталось. Вместо того, чтобы быть прикрепленными замками к платформе, велосипеды беспорядочно лежали в задней ее части. Оба велосипедных замка были каким-то образом разорваны, а одно из колес представляло собой такую жуткую восьмерку, что мысль ехать куда-то своим ходом резко испарилась и вместо нее появилось гложущее: «замена обода». Остальных повреждений в темноте было не оценить, но быстро ощупав руль, я подтвердил свою догадку: водитель, говоривший, что низких проводов по пути следования нет, все-таки зацепил велосипедом за какой-то низкий провод.

Поход в районе горы Амнэ-Мачин (Китай, провинция Цинхай). Часть 1

Амнэ-Мачин – самая высокая гора в Цинхае, 6282 метра. Это место поклонения и паломничества, восточно-тибетский аналог Кайласа. Далай-Лама пишет о ней в своем «Эссе о горах»: «В Тибете горы нередко считают обителью божеств. Например, Амнье Мачин, гора на северо-востоке Тибета, считается местом проживания Мачин Помра, одного из самых важных божеств Амдо – провинции, где я родился. Поскольку жители Амдо видят в Мачин Помра своего особенного друга, то многие совершают пешее паломничество к этой горе». Вокруг Амнэ-Мачин делают кору, но путь – по грунтовой дороге. Мы решили, что пересечем безымянный перевал между двумя вершинами горы: это нестандартный и более дикий маршрут.

Индийские Гималаи на велосипеде

Гималаи – высочайшая горная система на планете. Для влюбленных в горы путешествовать по Гималаям – дело на всю жизнь. Выбирать неизведанные районы, планировать маршруты, забираться в труднодоступные места, фотографировать сказочно красивые виды. И вот, мы едем в индийские Гималаи. На велосипедах. В апреле-сентябре 2011 года.

Мысль во второй раз отправиться в Индию завладела нами давно. Зачем? Нас очень интересуют тибетцы, в особенности…

От Меконга к Салуину. Часть 3: вдоль Салуина

В этой главе мы попадаем в Тибет и в одну из самых аутентичных тибетских деревень, где не бывает никого, кроме паломников. Потом спускаемся к красивейшей долине реки Салуин, по которой идем-идем-идем. Вокруг только суровые горы, а до ближайшего города, как обычно, еще далеко. Смотрите на медвежий угол Тибета.

От Меконга к Салуину. Часть 2: В Тибет через перевал Дацзя

В этой главе мы продолжаем пересекать хребет между Меконгом и Салуином по главному пути тибетцев-паломников через перевал Дацзя. Мы наблюдаем за обычаями и поведением буддистов и бонцев во время паломничества, проходим целых три перевала, чуть не вязнем в ячменной муке – цампе, рассыпанной на тропе. Никем (кроме одного снегиря) не замеченные, мы пересекаем границу Тибета и доходим до глухой и традиционной деревни тибетцев уже в бассейне Салуина.

От Меконга к Салуину. Часть 1: по коре вокруг горы Кавакарпо

Тибетцы устраивают паломничества к далеким местам поклонения. Иногда это занимает несколько дней или даже недель. Самое известное из таких мест (и среди иностранцев тоже, ну вы знаете) – гора Кайлас, но оно далеко не единственное. В прошлом году нам довелось пройти кору вокруг озера Намцо, правда, на пути мы не встретили ни одного паломника. В этот раз повезло больше – оказались в самой гуще кора-движения вокруг горы Кавакарпо.

Читайте о том, как мы пешком пересекли хребет от Меконга к Салуину и как делают кору вокруг горы Кавакарпо тибетцы-паломники.

Походы по незнакомой местности и ориентирование там, где нет карт или они не точны

А) Надоело ходить в походы по России, с точными картами и еще более точными описаниям предшественников?
Б) Прельщают лавры первооткрывателей?
В) Привлекают тропические леса и глубокие каньоны рек с экзотическими названиями?
Г) Хочется пройти из пункта А в пункт Б за пределами бывшего Союза?

Выбрали хотя бы один пункт? Тогда я писал эту статью для вас.

В ней не будет обучения, как планировать маршрут и ориентироваться в походе. На эту тему уже есть множество статей и лекций разнообразных горных школ. Вместо этого я опишу, какие специфические проблемы возникают в отдаленной местности (за пределами России) при планировании и ориентировании в походе, и как их решать, а также как работать с разнородными, зачастую неполными картами.

Как автоматически сделать векторные горизонтали из SRTM для GPS Garmin

Основным подходом, распространенным среди горных туристов, является подготовка векторной схемы-хребтовки путем векторизации растровых генштабовских карт и последующим исправлением по космоснимкам Google. Если говорить о популярных горных районах, то эта карта может потом пригодиться другим туристам, кроме того, многие карты уже векторизованы и выложены в интернете. Но за пределами России готовых векторизованных карт обычно нету (особенно для отдаленных районов).

Чтобы векторизовать растровый номенклатурный лист, требуется три полных дня за компьютером, на схему-хребтовку – чуть меньше. Мы ходим по горам достаточно часто и такого времени у нас нету, поэтому я использую и предлагаю другой подход: использовать комбинированную карту для GPS, состоящую из бесплатной карты страны или области (из интернета) и наложенных на нее горизонталей, сделанных из SRTM. А в дополнение к этой карте использовать распечатку растровой генштабовской карты и атлас автодорог. Конфигурация долин и хребтов позволяет сопоставлять карту GPS с бумажной, даже без координатной сетки (да и сетка обычно все-таки имеется).

Горная болезнь и как с ней бороться. Профилактика или лечение

Недавно Тоня опубликовала на сайте свою статью «Что такое горная болезнь», очень правильную и интересную. В комментариях нас попросили побольше рассказать об этом и в теоретическом, и в практическом аспектах. Это тем более имеет смысл, так как большая часть горных туристов, альпинистов, горнолыжников, путешественников, имеет о предмете весьма расплывчатые и романтические представления. Мол, когда поднимаешься в горы, первое время мучает «акклимуха», а потом вроде как все становится хорошо. Кто-то слышал о графиках подъема, соблюдает их, а в подробности вдаваться не хочет. Кто-то с первого дня в горах лечит еще не начавшуюся горную болезнь и несет целый набор адаптогенов. О диакарбе в среде туристов ходят две совершенно противоположные легенды: одни пьют его «для акклиматизации», другие советуют выбросить и никогда не принимать во избежание «отваливания почек». Некоторые предлагают в качестве наименее вредного средства от горной болезни хороший коньяк (почему обязательно хороший?). Поэтому я решил написать краткий, но исчерпывающий обзор, чтобы внести ясность, что и как происходит с нами в горах, что и как можно с этим сделать.

Трекинг по монастырям и селам Сиккима. Фоторепортаж

Сикким – штат на северо-востоке Индии. Вот только Индией здесь не пахнет: чисто, тихо, прохладно и много деревьев. К тому же, мало людей и много гор, отличное сочетание для треккинга. Вы уже поняли, к чему я клоню?

По Сиккиму мы ходили пешком. Это был не спортивный поход или какая-то суперэкспедиция, скорее приятная прогулка по красивым местам. Смотрите фотоотчет о пешем путешествии по Сиккиму. В ролях мы с Пашей и наши друзья-путешественники you-ri и paranoya .

Что такое горная болезнь

Довольно давно я написала статью для Телеграфа «Вокруг Света» с рассмотрением ситуаций, в которых организм человека вынужден адаптироваться к непривычной среде: во время полета на самолете, автопутешествия, плавания на корабле (вас укачивает?), в горах. Лично для нас и, как нам кажется, для наших читателей актуальны в наибольшей степени горы, поэтому скопирую сюда ту часть статьи, которая касается горной болезни.

Итак, поехали.

Одна из самых «популярных» болезней, связанная с нахождением в непривычной среде, — горная. Решили вы, допустим, в начале горного похода совершить личный подвиг — подняться за день на 1000 м выше той точки, в которой находитесь. С утра до вечера изнывали от напряжения и усталости, но задачу выполнили — высота взята. А подлый организм вместо того, чтобы праздновать вместе с вами победу, отказывается употреблять пищу. И вообще: слабость, одышка, ноги ватные, голова болит, пульс 102 удара в минуту и тошнота. Это симптомы горной болезни, которая появилась из-за того, что ваш организм ещё не адаптировался, не приспособился к новым условиям существования.