Самое отдаленное княжество Индии. Гималаи, Ладакх, Каракорум – глава 4

19 Июнь 2012 // Автор: Pavel Borisov

Места: Джамму и Кашмир, Зангла, Занскар, Индия, Ичар, Книга "Гималаи. Ладакх. Каракорум", Муне, Падум, Река Занскар, Царап-Чу, Шинго-Ла

Метки: , , , ,

Глава 4

в которой мы изо всех сил стараемся охладиться, перестаем катить велосипеды и снова едем на них, показываем юным монахам, как ставить заплатку на колесо, попадаем в центральный город Занскара и находим новый путь в Лех.

21 июля

Спуски по каменистой тропе, где вполне комфортно ехать, чередуются с высокими и крутыми подъемами. Скатившись к очередному ручью-притоку, мы толкаем велосипеды вверх по узким и пыльным конным следам. Лошади, которые идут навстречу, пугаются велосипедов и наотрез отказываются обходить их, разворачиваются, прижимая уши. Приходится прислонять наших коней к крутому склону, чтобы пропустить караваны с ячменем, продуктами из цивилизации, а также туристские – с горелками, палатками, сундуками. Больше всего туристов, которых мы встретили в Занскаре, – почему-то французы. Одна из групп идет по горной тропе в туфельках и с зонтиками от солнца.
 
Дождей больше нет, и сегодня необычно жарко. Мы периодически поливаем себе на голову запасенную в бутылки питьевую воду. Блаженство! В нескольких километрах до деревни Ичар на правом берегу экскаваторы сбрасывают породу вниз, крупные камни, подпрыгивая, кувыркаются по осыпи и громко плюхаются в бурлящие воды Царап-Чу. Строится автомобильная дорога. В далеком будущем она соединит Дарчу с Падумом через перевал Шинго-Ла и далее с Лехом коротким путем вдоль реки Занскар. Эта дорога будет одинаково удалена от границ с враждебными Китаем и Пакистаном и будет пересекать всего один перевал (к тому времени достроят и туннель под Ротангом). Сегодня дорога Манали – Лех проходит через пять перевалов и закрыта с ноября по май. 

Моста на другую сторону пока нет, и мы вынуждены еще несколько часов тащить свои велосипеды по тропе до деревни Ичар. Наконец после трех с половиной «пешеходных» дней мы снова на автомобильной дороге! В тени под скалой ждут своей машины туристы после окончания трекинга, а мы уже катим с ветерком.

От моста выше деревни Реру начинается приятно неожиданный новый асфальт. Теперь мы просто летим к Падуму. Одна деревня сменяется другой. Мы бы предпочли сменить однообразную походную еду на что-нибудь поинтереснее, но никаких овощей в деревенских магазинах нет, даже лука. Что уж говорить про фрукты.

В монастыре, который угнездился высоко над селом Муне и прижимом реки Царап-Чу, учатся дети из окрестных деревень. Мы заклеиваем здесь проколотую камеру, а они окружили нас и внимательно смотрят на велосипеды, обсуждают. Монахи отзывают детей, но помощи не предлагают: вероятно, думают, что мы сами справимся с мелкой проблемой. В храме висят очень ветхие тханки, среди которых красивая, метрового размера Зеленая Тара. Несколько веков назад эти тханки хранились как попало, и мыши прогрызли в ткани большие дыры. В камнях с выбитыми мантрами среди ступ прячется пищуха размером с небольшого кролика.

По асфальтовой дороге – около двух часов до поселка Падум. Там нам надо будет докупить продуктов на следующие дни, а это лучше делать утром, когда магазины открыты, так что мы остановились на ночь недалеко от Муне. За вечер по автодороге прошло четыре яка, двое погонщиков и проехало три автомобиля. Из одного из них вышел гид и спросил, не мы ли – двое потерявшихся иностранцев, а если нет, то, может быть, мы их видели? На стоянке в кустах копошится пара полевок.

Вдоль реки Царап-Чу идет узкая тропинка с крутыми спусками и подъемами. Мы с завистью смотрели на противополодный берег – казалось, что там тропа более пологая.
Вдоль реки Царап-Чу идет узкая тропинка с крутыми спусками и подъемами
Редкие небольшие террасы вмещают всего один дом, окруженный полями.
Вдоль реки Царап-Чу, Занскар
Перед одним из спусков каменистой тропы
Перед одним из спусков каменистой тропы вдоль реки Царап-Чу, Занскар
В верховья реки Царап-Чу до сих пор нет дороги, все грузы и продукты завозят конными караванами.
В верховья реки Царап-Чу до сих пор нет дороги и все грузы и продукты завозят конными караванами
Через несколько лет в этом узком ущелье будет построена автомобильная дорога.
Узкое ущелье реки Царап-Чу
Деревья в Занскаре – большая ценность. Их выращивают внутри каменных оград, обязательно устраивая искусственное орошение.
Узкое ущелье реки Царап-Чу
Гималайский сурок
Гималайский сурок, Занскар

Узкое ущелье реки Царап-Чу

22 июля

Катим вниз в Падум по асфальту. В крутых местах дорогу часто размывает ручьями, или она совсем обрушивается, и ее прокладывают бульдозером заново чуть выше, уже не асфальтируя. Мы зашли в буддийский монастырь Бардан, который охранял сурового вида лохматый тибетский мастиф. В шерсть вплетены цветные ленточки, отчего и без того густая грива стала вообще львиной. Характер у него оказался очень добродушным – он скакал вокруг нас, насколько позволяла привязь, играл и облизывал ладони. Смотритель Бардан-гомпы тем временем принес из своей каморки тетрадочку и решил записать в нее наши паспорта. Вообще в Индии положено регистрировать останавливающихся на ночь иностранцев с помощью заполнения специальной формы Ц, но в дальних селах никто не знает подробностей, да и бланков нет, так что заносят всех подряд в обычную ученическую тетрадь. Мы сказали, что просто едем мимо, так что он так и не получил наших автографов.

Административный центр Занскара (и столица бывшего княжества, просуществовавшего около 1000 лет) – ни город, ни поселок, ни даже село. Деревня Падум прилепилась к безветренному боку широкой долины в месте слияния рек Занскар и Царап-Чу. Разбросанные среди полей дома фасадом выходят на проселочную дорогу, а дворами – на колышущуюся волнистую зелень ячменя. Среди них стоят побеленные ступы, по-деревенски миниатюрные буддийские храмы и две такие же крошечные мечети. Падум окружен «промзоной», где плотники выстругивают рамы окон и косяки дверей, а также продаются стройматериалы привезенные с «большой земли» на тряском индийском грузовике. Поблизости – еще несколько деревень. В центре широкой долины – бесплодная степь, по которой сильный ветер переносит целые тучи песка. 

В Падуме небольшая улочка застроена по очереди магазинами, кафе и гостиницами. Нас интересуют первые: продукты почти закончились. Курсируют туристы, которые приехали сюда, чтобы отправиться в поход-трекинг по окрестным горам. Похоже, они разочарованы, что столица древнего княжества, самого изолированного в Индии  (конечно же, и путеводитель, и проспект турфирмы упоминают этот факт) оказалась лишь деревней. Но окружающие горные хребты очень живописны, на мой взгляд, здесь даже красивее, чем в верховьях долин, где проходят популярные пешие маршруты.

Мы поехали вниз по широкой ветреной долине в сторону поселка Зангла – бывшей резиденции второго занскарского князя, а сегодня – такой же деревни, как и Падум.

Деревня Падум – современный центр Занскара
Деревня Падум - центр Занскара

В окрестностях Падума так же просторно, как в Тибете
Деревня Падум - центр Занскара

***
Около тысячи лет назад, когда в Ладакхе, Занскаре, Лахуле и Спити активно распространялась центрально-тибетская культура (подробнее об этом – в статье «Спити – индийский Тибет»), и без того небольшой Занскар был разделен на два княжества. Столицей одного стал Падум, второго – Зангла, и у каждого сложилась своя династия, хотя между деревнями не больше сорока километров. А в Средние века княжеств на некоторое время стало целых четыре.

Во времена британского господства многие княжества, а их были сотни по всему Индостану, сохранили независимость, и ими по-прежнему управляли местные раджи. Сперва англичане ограничивали их самостоятельность, но после восстания 1857-58 годов поняли, что с вассальными правителями выгоднее быть в хороших отношениях, и оставили в покое. В 1947 свободная Индия столкнулась с проблемой: включать ли эти княжества в состав республики. По британской инициативе о разделе Индии, называемой планом Маунтбеттена, больше пятисот княжеств (в том числе и северо-индийские) получили выбор: стать либо частью Индии, либо Пакистана. Практически все выбрали Индию (не последнее дело, говорят, играли взятки, хитрость, лесть и угрозы раджам от индийских властей). Власть от раджей перешла к новым органам управления. Бывшим владыкам оставили их имущество и от государственных щедрот выделили пенсию. Некоторые мелкие князья по каким-то бюрократическим причинам пенсию не получали. В том числе и бывший князь Занскара, живший в Падуме. У его соседа из Занглы пенсия была: вероятно, его титул не вызвал сомнений у новой индийской администрации. Оба князя все равно сильно отличались от обычных землевладельцев: бывшие подданные боготоворили сиятельных заступников.

***
Раньше большая часть ущелья в нижнем течении Занскара легче всего была проходима зимой, когда местные жители в самодельных снегоступах и тулупах отправлялись с санками-волокушами в Лех по замерзшей реке. Полыньи обходили, перелезая по высоким неверным скалам, разгрузив сани, передавая вьюки с товарами над пропастью. И это самый простой из путей. Обход через перевал Пенси-Ла и долину Суру – верный шанс платить выкуп или попасть в стычку с местными мусульманами-дардами (к тому же и немалый крюк). 

«Суру — одно из мест Балти, надежная опора и образец неприступности для тех краев. Маулана Кудаш попросил у меня разрешения собрать мал [дань] с того места. Я не согласился, потому что знал, что те неверные совершенно не желают, чтобы кто-нибудь видел их ущелье и место обитания. Они заверили нас, что все, что положено из мала, они полностью доставят в то место, где мы находимся, и нет надобности приходить к ним. Надоедая своими просьбами, Маулана Кулдаш в конце концов получил мое разрешение и уехал. В узком ущелье люди Суру подвергли его сотням унижений и без боя убили его вместе с двадцатью четырьмя уважаемыми людьми», – написал в 16 веке мирза Хайдар Дуглат, один из могольских военачальников.

Сегодня по этому пути проходит дорога, по ней можно проехать из Ладакха – это единственная ниточка, по которой грузовики с товарами, джипы и даже двадцатичасовые автобусы попадают в Занскар. По каменистной горной дороге поднимаются на перевал Пенси-Ла, спускаются по реке Суру, проехав совсем рядом от впечатляющих громад Кун и Нун, попадают в Каргил и затем, неизменно пропуская военные колонны через пыль перевальных серпантинов, приезжают к месту слияния Инда и Занскара. А оттуда уже и до Леха недалеко.

Будущая дорога по рекам Царап-Чу и Занскар в конечном итоге соединит Манали и Лех через один перевал вместо пяти как сейчас.
Будущая дорога по реке Занскар в конечном итоге соединит Манали и Лех через один перевал, вместо пяти сейчас
На дороге из Падума в Зангла не увидишь ни машин, ни людей.
Будущая дорога по реке Занскар в конечном итоге соединит Манали и Лех через один перевал, вместо пяти сейчас
В широкой долине реки Занскар деревни для защиты от ветров прижимаются к почти отвесным скалам.
В широкой долине реки Занскар деревни для защиты от ветров прижимаются к почти отвесным скалам
В середине долины никто не живет: слишком ветрено, да и от врагов в случае чего не защититься, то ли дело, если деревня стоит на высоком холме.
Будущая дорога по реке Занскар в конечном итоге соединит Манали и Лех через один перевал, вместо пяти сейчас
В деревне Зангла, бывшей столице одного из четырех занскарских княжеств, сохранился древний храм-крепость на отвесной скале.
В деревне Зангла раньше жил занскарский князь
В Занскаре очень мало растительности.
Дорога вдоль реки Занскар между деревнями Падум и Зангла

В деревне Зангла сохранился древний храм-крепость на отвесной скале, Занскар

Во время образования Гималаев плиты были настолько деформированы столкновением, что окаменевшие осадочные пласты древнего морского дна стали вертикальными стенами хребта Занскар
Древние пласты осадочных пород хребта Занскар в во время образования Гималаев были настолько деформированы, что пласты стали вертикальными
Боковые ущелья короткие и узкие, и вскоре путнику придется взбираться на крутой хребет.
Боковое ущелье в деревне Зангла, Занскар

Книга «Гималаи, Ладакх, Каракорум»

Глава 1. С низкого старта из Манали в Лахул,
в которой мы собираем чемоданы, сгибаем в бараний рог велосипедную спицу по колено в грязи под перевалом Ротанг, беседуем в Лахуле с пьяным индусом и доезжаем до конца асфальтовой дороги.

Глава 2. Акробатика и тяжелая атлетика: с велосипедом через Шинго-Ла,
в которой мы чудом избегаем возвращения в Манали, индийский сварщик приобретает абсолютно новый опыт, в которой мы заносим велосипеды на Гималайский хребет, а нас обгоняют лошади с навьюченными сундуками.

Глава 3. Человек с железным конем,
в которой мы приносим велосипеды в Занскар, знакомимся с феодальными обычаями и совершаем визит в ассоциацию женщин села Каргьяк.

Приложение 1. Буддийский монастырь Бардан-гомпа в Занскаре

Глава 5. Новая дорога в никуда,
в которой инженеры рискуют жизнью, из долины реки Занскар исчезают люди, мы находим погребенный под скалой бульдозер и узнаем, какая в Индии система мер и весов.

Приложение 2. Деревня Сани: 1000 лет в тибетской глуши

Глава 6. Выбираясь из песков Занскара, или Вверх, на Пенси-Ла,
в которой мы боремся с песком и ветром, покупаем походные продукты там, где их нет, идем в гости к тибетцам и гималайским суркам и забрасываем велосипеды на крышу пастушьего дома.

Глава 7. Массив Кун-Нун: на четырех ногах, на четырех колесах,
в которой мы лезем в ледяную воду, испытываем сандалии для хождения по леднику и оставляем следы снежного человека в цветочной долине.

Глава 8. Вода, разделяющая мировые религии,
в которой мы выезжаем из Тибета, разгрызаем мягкие булочки, а на нашу единственную ручку для записей появляется огромное количество претендентов.

Глава 9. Неспокойный Каргил,
в которой мы попадаем в область международного конфликта, ищем подходящий караван-сарай и знакомимся с чеширским тандыром.

Глава 10. Пыль военных дорог,
в которой мы не пересекаем границу с Пакистаном, но заглядываем туда, в которой нам приходится побывать в музее боевой славы, в которой мы встречаем истинных ариев и выясняем, сколько абрикосов в состоянии съесть человек.

Глава 11. Наперегонки со строителями, или Снова по закрытой дороге из Леха в Падум,
в которой мы заполняем белое пятно в атласе, дорога обваливается в пропасть, и мы разоблачаем тибетскую антигравитацию.

Приложение 3. Лех: город на перекрестке

Глава 12. На хвосте у верблюда,
в которой велосипеды скачут по Шелковому пути, а мы поднимаемся на хребет Ладакх, разоблачаем индийских топографов и зарываем еду в песок.

Глава 13. Река государственной важности,
в которой мы разгадываем бюрократические загадки, находим пустыню в горах, встречаем военного альпиниста-австопощика и снова не попадаем в Пакистан.

19 Июнь 2012 // Автор: Pavel Borisov

Места: Джамму и Кашмир, Зангла, Занскар, Индия, Ичар, Книга "Гималаи. Ладакх. Каракорум", Муне, Падум, Река Занскар, Царап-Чу, Шинго-Ла

Метки: , , , ,

4 Comments →


Наш дом окружен лесом, из которого не хочется выходить. Десять минут — и мы в Нагаре, но зачем? Cреди деодаров, елей и сосен хорошо и спокойно, и можно бесконечно гулять по тропам, каждый раз находя новые. В садах зреют яблоки и груши, вдоль дорог растут ежевика и барбарис. Дикие абрикосы кулльцы не едят, а только [...]

Также рекомендуем

Подписка


pashkin_elfe
phototon1c

Обсуждение:

  1. Silvar Silvar :

    Морское дно, ставшее вертикальной скалой, здорово смотрится! А еще мне очень нравится это ладакское сочетание сиреневого с зеленым, цвета скальных пород с молодой травой :)

  2. Потрясающе! Особенно, пожалуй, поразили кадры со складками горных пород – прямо пособие по геологии! И с крепостью на вершине – ощущение, что она естественного происхождения, словно выросла из скалы.

  3. космические ландшафты, чесс слово, нереалия какие-то. неужто там люди живут?

Оставить комментарий

*