На велосипедах через перевал Кунзум

17 Январь 2012 // Автор: Antonina Zakharova

Места: Индия, Кунзум, Лагударси, Лосар, Спити, Химачал-Прадеш, Чичам

Метки: , ,

7 июня
Чичам – перевал Лагударси (4215 м) – Киато – Лосар – начало подъема на перевал Кунзум

Ночью было холодно. Стремясь согреться, я свернулась плотным клубком, отчего спальник натянулся, и мороз стал ощущаться еще сильнее. Тонкая ткань палатки воинственно хлопала на ветру, как будто кто-то дул в ритуальную трубу, которой изгоняют вредоносных духов. В 6 часов, выбравшись из спальника и поежившись (снаружи все-таки было холоднее), я побрела за водой для завтрака, оставив Пашу досматривать сны. Источником воды служил оросительный канал, но он был пуст: крестьяне с вечера опустили заслонку выше по склону. Пришлось пройти дальше на сотню метров – до ручья. Когда я вернулась, Паша еще не вставал. А вечером он проговорился: «Когда солнце только-только встало, и ты еще… то есть, ты уже ушла за водой…». Собирался сказать «когда ты еще спала».

На морозе все делаешь гораздо быстрее. Завтрак мы проглотили как две барракуды – не жуя и, торопливо собравшись, поехали по ухабистой грунтовой дороге в тибетскую деревню Чичам. Табличка на въезде известила о том, местные жители участвуют в проекте по защите и рациональному использованию лекарственных растений. Многие виды растений в Гималаях находятся под угрозой исчезновения, в особенности используемые в фармакологии. На севере Индии, в том числе в Спити и Лахуле, сохранением биоразнообразия флоры занимается некоммерческая организация ‘Pragya’. Крестьянам объясняют, как и когда нужно собирать растения, учат правильно их обрабатывать и помогают с реализацией. Так местные жители сберегают природу и одновременно зарабатывают, а фармацевтические компании получают стабильный источник целебных трав.
тибетская деревня Чичам в долине Спити, tibetan village Chicham in Spiti valley

Горцы встают с рассветом, и к нашему приезду все давно были на ногах: готовили, работали в полях, играли с детьми, пряли, шили, вязали, общались, ремонтировали поношенную обувь, куда-то носили мешки с рисом и цампой.
тибетская бабушка прядет шерстяную нить в деревне Чичам в Спити, hand-spinning in Chicham village

«Цивилизация» добралась до Чичама ровно наполовину – в селе можно остановиться в домашней гостинице (home stay), но общественный транспорт до сих пор не ходит. Туристы заезжают редко: чтобы попасть из Чичама «на большую землю», нужно либо пересечь каньон реки Парилунгби по подвесной переправе, либо ехать по дороге через перевал Лагударси около 25 километров до выезда на главную дорогу по долине Спити. Для местных жителей, выбирающихся в Казу за продуктами, домашней утварью и одеждой, роль автобусов выполняет небольшой грузовичок. В течение получаса в открытый кузов набилось не меньше двадцати человек, не считая тех, что сидели в кабине и на крыше. Некоторые повисли снаружи. Нелегка дорога в ближайшую булочную.
люди в грузовике в Спити, passengers in a truck in Spiti

Хорошо, что нам не нужно было к ним присоединяться, – слишком уж тесно. Пропустив перегруженный фургон с улыбающимися чичамцами, мы тоже двинулись в сторону перевала Лагударси. По дороге обогнали хмурого монаха, погоняющего осликов.
монах и ослики в Спити, monk and donkeys in Spiti

Рядом с Лагударси, на большой плоской площадке, мы увидели… не стадо яков, не идущих паломников, не высокогорную деревню и не лазурное озеро. На высоте 4200 метров было поле для игры в крикет. И как раз шел матч. Всеиндийское крикетное помешательство, оказывается, докатилось и до северных окраин. Любители высокогорного крикета не поленились и притащили металлические столбы для ограды, натянули сетку на воротах, разметили поле. Поставили две маленькие палатки-столовые, чтобы болельщики и спортсмены могли выпить сладкого чаю и перекусить.
перевал Лагударси в Спити, Lagudarsi pass

Перевал Лагударси (4215 метров) как обычно в Тибете отмечен ступой и разноцветными флажками, на которых с помощью деревянной матрицы-штампа печатают благоприятные мантры, символические узоры и изображения. В центре обычно изображен ветер-конь (то есть конь, разносящий молитвы с помощью ветра).
перевал Лагударси в Спити, Lagudarsi pass

Самое большое волшебство в горном походе – добраться до перевала и посмотреть на другую сторону хребта. Вид верховьев долины Спити с перевала Лагударси оказался по-гималайски впечатляющим. Серебристая река проточила себе глубокое ущелье, сверху которого – плоские луга-террасы. По ним проложена дорога, есть и редкие села, но внизу у реки совершенно безлюдно, царство камней и воды. В верховьях Спити весна только начиналась, и луга еще не зазеленели.
вид на долину Спити с перевала Лагударси, Spiti valley from Lagudarsi pass

Нам предстояло ехать вверх по течению до самого перевала Кунзум (тибетцы называют его Кунзум Ла), соединяющего долину Спити с Лахулом. Основная дорога идет по правобережным террасам, от нее нас отделяло 13 километров каменистой горной дороги.
вид на долину Спити с перевала Лагударси, Spiti valley from Lagudarsi pass

Эта дюжина километров – непрекращающийся эстетический катарсис.
долина Спити, Spiti valley

Первые минуты после перевала мы крепко держали тормоза и балансировали на плохой дороге. Потом приблизились к каменно-глинистым гигантам, охраняющим спокойное течение реки. Быстро ехать уже не получалось – глаза прилипли к видоискателям фотоаппаратов.
долина Спити, Spiti valley

Изваяния большие и настолько невероятные, что похожи на миражи или призраков.
долина Спити, Spiti valley

Самые впечатляющие фигуры – там, где в Спити впадает река Таклинг, а дорога делает глубокий поворот и спускается почти к реке среди этих каменных исполинов.
долина Спити, Spiti valley

Немые стражники как будто сделаны из оплывшего воска гигантских свечей.
долина Спити, Spiti valley

Перевал Кунзум снился мне перед началом похода – я его боялась. И чем ближе мы к нему подбирались, тем яростнее становился ветер. Он остервенело дул в лицо, и было тяжело крутить педали. Шляпу давно уже пришлось привязать шнурком, иначе плыть бы ей по Спити до самого Индийского океана.
долина Спити, Spiti valley

Деревни в верховьях Спити встречаются редко и выглядят мрачными и полувымершими. Все двери закрыты, в крошечных оконцах – темнота, во дворах – ни души. Случается, что проезжая мимо, не видишь ни одного человека – лишь лают угрюмые патлатые собаки. Самая крупная и одновременно ближайшая к перевалу Кунзум деревня – Лосар. В ней есть гостиницы для тех, кто приехал слишком поздно, чтобы пересекать перевал в тот же день, кафешки и пара магазинов. Цены немного выше, чем в Казе – сказывается удаленность места, а выбор… из овощей – только проросший лук. Лосаром называется тибетский новый год, по нашему календарю он как правило приходится на февраль, но не хотела бы я оказать в этой деревне в середине зимы.
долина Спити, Spiti valley

В Лосаре установлен шлагбаум, который поднимают, если дорога через 4550-метровый Кунзум открыта. Если нет – сиди и ешь чоумин (жареные макароны) и момо (пельмени) или поворачивай обратно. Движение обычно начинается в середине июня, после того, как дорогу очистят от снега, лавинных выносов и завалов. Мы оказались там немного раньше. «Через сам Кунзум уже можно ездить, но дорога по Лахулу не очищена», – рассказали нам в Казе. И добавили, что непроезжий участок можно пройти пешком, мол, сезонные рабочие ходят уже пару недель. Значит, и мы на велосипедах проедем! Странно: почему высокий и сложный перевал уже подготовили, а, казалось бы, более простую дорогу по долине – нет?

Закружились темные тучи, несколько раз начинался снег и даже град. Мы проехали Лосар и остановились перед началом небольшого серпантинного участка через 2 км после развилки долин. Поставили палатку на огромном зеленом лугу, у прозрачного ручья, набрали сухих веток в лесопосадке.

Под вечер погода улучшилась. За полдня, вечер и утро в сторону Кунзума проехал лишь один грузовик.
дорога к перевалу Кунзум, road to Kunzum pass

8 июня
перевал Кунзум (4551 метров) – озеро Чандра Тал

Еще перед сном Паша скомандовал: бойцы должны быть готовы как можно раньше, «чтобы на Кунзуме не застигла непогода и не пришлось ночевать прямо на перевале». Поэтому мы выехали в полседьмого утра.
дорога к перевалу Кунзум, road to Kunzum pass

Дорога – укатанный грейдер. Попадаются камни и лужи, из-под снежников текут ручьи, но ехать несложно.
дорога к перевалу Кунзум, road to Kunzum pass

За пару километров до перевала появился повод отдохнуть: заклеивали проколотую шину. Тем временем мимо прошла группа индийских рабочих. Они гораздо субтильнее горцев и очень легко одеты – в тонкие хлопковые брюки-клеш или джинсы и узкие рубашки как Битлз в 60-х и наши родители немного позже. Каждый держал в руках пакет не больше дамской сумочки – в нем содержалось все имущество, необходимое индийцу, чтобы провести несколько месяцев на заработках вдалеке от дома, в холодной и ветреной долине Спити.
дорога к перевалу Кунзум, road to Kunzum pass

Вот и 4,5-километровый перевал Кунзум! Он дался нам проще, чем я думала. В долину реки Чандра с крутых склонов сползают мощные ледники, каких в более сухой долине Спити почти и не увидишь.
седловина перевала Кунзум, Kunzum pass

Протокольная фотография.
велосипедисты Тоня и Паша на перевале Кунзум Ла, Kunzum pass

Тоня на перевале Кунзум, Kunzum pass

Белый, изрядно забрызганный джип, грузно колыхаясь на кочках и ямах, привез индийскую пару – они выбрались на день из Казы, чтобы посмотреть на гималайские вершины. Сзади сидели автостопщики – пастухи в коричневых куртках из индийского подобия мембранной ткани. «Вы яков не видели? – спросили они. – Голов 30, белые и черные. Нет? Жаль…». Они собирались искать разбредшихся животных у озера Чандра Тал (туда можно попасть по тропе с перевала или по дороге по долине реки Чандра). «От Батала до Грамфу машины не пускают. Автомобильная дорога на озеро Чандра Тал тоже не очищена от снега», – рассказали они. Как удачно, что мы не на машине! Велосипед – удобное средство передвижения, в крайнем случае его можно поднять и просто перенести через препятствие.

За пастухами мы поднялись на гребень, чтобы посмотреть на Чандра Тал (справа на фото) и долину реки Чандра. Пастухи быстро убежали куда-то вперед, потерянные яки не давали им задерживаться и любоваться видами. Тропа, ведущая на озеро, была покрыта растаявшей глиной, в которую проваливаешься по щиколотку, и мы решили спуститься с перевала и доехать до озера по автомобильной дороге.
озеро Чандра Тал вид сверху, долина реки Чандра, Chandratal lake, Chandra river valley

Под ногами лежал до сих пор мягкий снег конца июня.
перевал Кунзум, Kunzum pass

Набежала туча, начался ветер, а потом и сильный снег. Не привычные к холодам индийцы спрятались от непогоды в машину, а мы быстро покатились вниз. Николай Рерих, попав в Лахул со стороны перевала Ротанг, писал: «… повеял сухой тибетский воздух. Тот самый воздух, целительный и вдохновляющий». У нас вышло наоборот: оказавшись в Лахуле после засушливого климата Спити, к тому же во время метели, мы почувствовали, что удаляемся от тибетского нагорья, что становится более влажно.

Дорога на Кунзум со стороны Лахула была гораздо хуже. Один и тот же ручей, который вскоре стал чуть ли не рекой, пересекал все витки серпантина, попадались очень крупные камни (вся мелочь и глина были вымыты). Грунт, там где он еще оставался, представлял собой вязкую грязь. Нам было проще с грязными фонтанами из-под колес ехать по руслам ручьев, чем по остальной части дороги. (Фотография сделана в тот момент, когда метель прекратилась и на 15 минут выглянуло солнце)
перевал Кунзум, Kunzum pass

По сторонам нависали грязные снежники, недавно глубоко прорезанные бульдозерами.
перевал Кунзум, Kunzum pass

На одном из поворотов серпантина стоял указатель на хинди (английская сторона была повернута к обрыву) на озеро Чандра Тал. Нам туда. О том, как мы справились с не расчищенной, заваленной снегом дорогой на озеро, читайте в следующий раз.

Все статьи из серии Гималайское велокольцо:
1. Из Куллу в Киннаур через перевал Джалори
2. Вверх по Сатледжу: из Рампура до Санглы
3. Две киннаурские деревни: Сангла и Кальпа
4. В гостях у деревенских учителей
5. Тибетская деревня Нако высоко в горах
6. По следам тибетских караванов
7. Долина Спити – индийский Тибет
8. Ярмарка овощей в селе Гью в Спити (интермедия)
9. Монастырь Табо: тибетский буддизм 1000 лет назад
10. Озеро Сопона, волк и две тибетские деревни
11. Данкар – монастырь под облаками
12. Долина Пин – к снежным Гималаям
13. Монастырь Ки и переправа с велосипедами через пропасть
14. На велосипедах через перевал Кунзум
15. Лунное озеро Чандра Тал
16. По закрытой дороге из Казы на перевал Ротанг

А также: Как подготовиться к велопоходу в Гималаях и содержимое велорюкзака
и итоговый отчет: Велопоход 4 категории сложности в индийских Гималаях (в нем обобщена полезная информация: логика маршрута, описание района, бытовые и технические детали, раскладка и снаряжение, карта маршрута).

17 Январь 2012 // Автор: Antonina Zakharova

Места: Индия, Кунзум, Лагударси, Лосар, Спити, Химачал-Прадеш, Чичам

Метки: , ,

25 Comments →


Наш дом окружен лесом, из которого не хочется выходить. Десять минут — и мы в Нагаре, но зачем? Cреди деодаров, елей и сосен хорошо и спокойно, и можно бесконечно гулять по тропам, каждый раз находя новые. В садах зреют яблоки и груши, вдоль дорог растут ежевика и барбарис. Дикие абрикосы кулльцы не едят, а только [...]

Также рекомендуем

Подписка


pashkin_elfe
phototon1c

Обсуждение:

  1. Фантастические места!

  2. Silvar Silvar :

    Какая же красотища!!!
    на IMGP5349.jpg геометрия скал очень впечатляет.
    Ну и вид на ледник с перевала – с велосипедом – лучше всех :))

  3. Очень красиво, но как же тяжело, наверное…

    • Antonina Zakharova Tonic :

      На велосипеде ехать? Тяжеловато, но не так, чтобы невыносимо. Дорога везде, едешь себе и едешь

      • Качество дороги и высота в первую очередь пугают.
        А так на велике классно путешествовать, конечно. :-)

        • Antonina Zakharova Tonic :

          Высота, в смысле, акклиматизация? Мы так построили маршрут, что к Кунзуму были отлично адаптированы к высоте. На начальном этапе акклиматизации по моим ощущениям в велопоходе дышится тяжелее, чем в пешем, потому что тело работает интенсивнее – как будто бежишь, а не идешь. Но со временем становится хорошо, и высота ощущается так же, как в обычном горном походе.

  4. супер!!! красота, а река просто космос))) спасибо

    • Antonina Zakharova Tonic :

      А мы, Лешечка, вчера прибыли снова на север Индии. И тут, представь себе, похоже на зимнюю Абхазию немного. Ностальгирую:)

  5. Ребята, каждый раз читаю и не перестаю восхищаться! И вами и равно красотами нашей Земли)

    • Antonina Zakharova Tonic :

      Мне кажется, люди типа Месснера достойны восхищения в гораздо большей степени;) А пейзажи – да, невероятно прекрасны.

      • summi-montes summi-montes:

        Тоня, почему именно Месснер, а не Ули Штек, например? В альпинистском мире есть много мощнейших организмов достойных восхищения. Но для нас, людей с обычными физическими возможностями, существуют свои «эвересты», после преодоления которых скажешь: «Я сделал больше, чем мне назначила природа, и у меня получилось».

        • Antonina Zakharova Tonic :

          Наверное, потому что Месснер рассуждал в своих книгах о вершинах, покорением которых превзошел себя, но потом снова и снова стремился к новым, уже более сложным.

          А если говорить о себе, то я пока даже не приблизилась к лимиту своих возможностей. В основном не физических, а в техническом смысле: хочется время от времени ходить со снаряжением, и на более технически сложные маршруты.

          • summi-montes summi-montes:

            «хочется время от времени ходить со снаряжением, и на более технически сложные маршруты»

            Если желание окрепнет, то будьте готовы к нескольким годам учебных восхождений и большим финансовым затратам, чтобы ходить самостоятельно и вменяемо. Конечно, можно альпинистского гида нанять, но в техническом плане восхождения с ним иные и не подразумевают удовлетворения от творчества на маршруте.

            • Antonina Zakharova Tonic :

              Речь не о подготовке с нуля: мы уже после горной школы. Снаряжение есть (дома в Москве). Но пока что максимальная наша категория в горном походе – 3, а хотелось бы большего. И нужно регулярно тренироваться.

              • summi-montes summi-montes:

                Очень часто после высоких категорий горных походов люди переходят к альпинистским восхождениям (я сам из таких). В альпинизме более высокие требования к технической и тактической подготовке участников.

            • Ну почему же всего к нескольким годам? Учатся альпинисты и горные туристы всю жизнь.

              А относительно «учебных восхождений», финансовых затрат и использования наемных инструкторов – в горном сообществе есть очень разные традиции подготовки, одни это подразумевают, другие нет.

              Относительно «самостоятельно и вменяемо» вопрос: как вы представляете спасательные работы на сложном рельефе в группе из двух человек (общие соображения) ?

              • summi-montes summi-montes:

                «Ну почему же всего к нескольким годам? Учатся альпинисты и горные туристы всю жизнь.»
                Я не утверждал, что обучение заканчивается после нескольких лет. По моим наблюдениям страховке и самостраховке люди учатся быстро, качественно делать точки страховки и страховочные станции – дольше. Грамотно составить тактический план восхождения, предвидеть опасности, выбирать оптимальную траекторию движения на рельефе – вот на что требуются годы.
                «как вы представляете спасательные работы на сложном рельефе в группе из двух человек (общие соображения)?»
                Реально можно только спустить/поднять напарника до ближайшей удобной полки, на которой оказать первую помощь, а потом надеяться на спасателей. Я давно альпинирую в двойке (до 5А к.с.) и делаю это в районах, где помощь возможна.

                • Про «ждать помощи», возможно в терминах альпинизма это (при небольшой автономии) хороший тактический ход, с моей точки зрения – это не так.

                  Про сроки обучения альпинистов: скажем я мыслю категориями другой традиции – горного туризма. Станции и точки положено правильно уметь делать где-то к 2-3 категории сложности, то есть к своему 2-3 походу, или в среднем на второй сезон или в первый сезон обучения (поход 1 категории часто предшествует обучению). Потом идет усложнение рельефа и т.п. В общем судить о спортивных походах по практике альпинизма или об альпинизме по практике спортивных походов очень сложно, можно промахнуться.

                  • summi-montes summi-montes:

                    «судить о спортивных походах по практике альпинизма или об альпинизме по практике спортивных походов очень сложно, можно промахнуться»

                    Я даже знаю почему: в горном туризме и альпинизме термину «сложный рельеф» соответствуют разные по крутизне и технической трудности рельефы.

                    • Трудность, сложность, техническая насыщенность в горном туризме и альпинизме различается не крутизной или формами рельефа, а принципиальным способом деятельности, цели разные, методы тем более. Сравнивать их можно не лучше, чем сравнивать техническую сложность шитья и вязания (по сравнению количества нитей на сантиметр)

  6. summi-montes summi-montes:

    Тоня и Паша, если вам ещё не надоело моё присутствие на вашем сайте, то вернусь к тому, с чего начал, то есть к восхищению чьими-то достижениями в горах. Когда я читаю, например, о суперскоростных восхождениях Ули Штека в разных частях планеты и историю восхождений Месснера, то у меня возникает ассоциация «выход киборга в открытый космос без скафандра». Если не киборги, то мутанты, так как обычному хомосапиенсу такое недостижимо. Когда сам изрядно походил, что-то умеешь, знаешь свои предельные возможности, то гораздо интереснее читать отчёты восходителей, о которых знаешь (лично или по переписке), что они такие же, как ты. Возникает ощущение, что если предельно напряжёшься, то тоже так сможешь. Приведу два примера. 1) Походы с восхождениями Андрея Лебедева. На сайте risk.ru пользователь Leb. В ленте его профиля ссылки на описания его походов в китайском Тибете.
    2) Многодневные стенные восхождения женской команды Марины Коптевой в Пакистане (на risk.ru пользователь Kopteva). По общению с этими девушками на тренировках и вечеринках не создаётся впечатление об их сверхъестественных способностях к горным достижениям.
    А когда читаешь отчёт незнакомого человека о потрясающем по сложности восхождении или походе, то в голову заползает мысль об очередном «киборге», к достижениям которого бесполезно стремиться.

    • Мне лично нравится Месснер и Тенцинг (Штека не читал). Наверное даже не достижения меня привлекают, а то, что из их текстов как-то особенно явно ощущается любовь к горам, то, что мне , как и им близко и понятно.

      Знакомых тоже интересно читать, но их очень немного, тех, кто и ходит интересно и пишет хорошо об этом.

      • summi-montes summi-montes:

        Первые 5 лет горовосхождений мне тоже было интересно читать об ощущении любви к горам. После овладения техникой передвижения по горным стенам я утратил интерес к текстам без описания подробностей технических трудностей. К сожалению, никак не удаётся восстановить этот интерес.

        • Техника в любом виде туризма (в горном, в пешем, водном, лыжном) играет не последнюю роль. Мало встретишь туристов, которые бы так и ходили бы десятки лет свои 1ки-2ки. С другой стороны я совсем не видел людей, которые бы ходили в походы только ради прохождения какой-то высокой категории, воспринимая гору как спортивный снаряд определенного уровня. Такие наверное предпочитают гонки и тяжелую атлетику. А в горы ходят те кто любит горы а категории – это способ пойти в такие горы, куда в первый-второй-четвертый поход еще не получится.

Оставить комментарий

*