экстрим


За сухим туманом. По заброшенной дороге через Куньлунь

Мы растягивали палатку теплым куньлуньским вечером в пустыне среди уютных пастельных склонов. Я обернулся и увидел странный закатный силуэт, приближавшийся к нам по гравийной дороге. Он был не похож ни на один вид китайского транспорта от тракторной повозки до тягача с прицепом. На всадника или пешего — тоже не походил. Ног было шесть, одинаковой длины.

Массив Кун-Нун: на четырех ногах, на четырех колесах. Гималаи, Ладакх, Каракорум - глава 7

Глава 7, в которой мы идем в ледяную воду, испытываем сандалии для хождения по леднику и оставляем следы снежного человека в цветочной долине.

Вставать за полчаса до рассвета без будильника непросто. Мы договорились так: каждый ставит свой внутренний будильник и пытается проснуться в полпятого, быстро собираемся, а завтрак готовим после брода. Сумерки уже не очень густые, и мы в неопреновых носках идем через реку. Ногам совсем не холодно, ощущение, как в резиновых сапогах, и воды, попадающей внутрь, совсем не чувствуется. В самой глубокой протоке бурная мутная вода чуть не доходит до пояса.

Самое отдаленное княжество Индии. Гималаи, Ладакх, Каракорум - глава 4

Глава 4, в которой мы изо всех сил стараемся охладиться, перестаем катить велосипеды и снова едем на них, показываем юным монахам, как ставить заплатку на колесо, попадаем в центральный город Занскара и находим новый путь в Лех.

Спуски по каменистой тропе, где вполне комфортно ехать, чередуются с высокими и крутыми подъемами. Скатившись к очередному ручью-притоку, мы толкаем велосипеды вверх по узким и пыльным конным следам. Лошади, которые идут навстречу, пугаются велосипедов и наотрез отказываются обходить их, разворачиваются, прижимая уши. Приходится прислонять наших коней к крутому склону, чтобы пропустить караваны с ячменем, продуктами из цивилизации, а также туристские – с горелками, палатками, сундуками. Больше всего туристов, которых мы встретили в Занскаре, – почему-то французы. Одна из групп идет по горной тропе в туфельках и с зонтиками от солнца.

Человек с железным конем. Гималаи, Ладакх, Каракорум - глава 3

Глава 3, в которой мы приносим велосипеды в Занскар, знакомимся с феодальными обычаями и совершаем визит в ассоциацию женщин села Каргьяк.

Мы спускаемся до дна пологой долины и делаем чай на горелке. Тем временем сзади подкрался дождь, допивать пришлось в спешке. Дожди за Главным Гималайским хребтом для нас сюрприз: мы ожидали встретить сухую погоду и даже запаслись жирным кремом, чтобы мазать обветренную кожу. «Будь внимателен к природе, и она будет внимательна к тебе», «Не мусорить!», «Останавливайтесь в нашем кемпинге в Падуме», – гласят призывы краской на больших валунах. Почти каждое село вдоль пути самого популярного маршрута-треккинга в Занскар имеет кемпинг – платное место для палаток на чьем-нибудь участке или просто около реки, с поваром и парой хозяйских палаток.

Акробатика и тяжелая атлетика: с велосипедом через Шинго-Ла. Гималаи, Ладакх, Каракорум – глава 2

Глава 2, в которой мы чудом избегаем возвращения в Манали, индийский сварщик приобретает абсолютно новый опыт, в которой мы заносим велосипеды на Гималайский хребет, а нас обгоняют лошади с навьюченными сундуками.

Десять часов мы толкали велосипеды по каменистой и неровной конной тропе, преимущественно вверх. Тропа часто спускается вниз к реке, а затем взбирается на очередную моренную террасу, но, не взобравшись до конца, по какой-то неизвестной причине снова спускается. Она пересекает очередной ручей, идет по крутому склону так, что сброшенные с тропы камни скатываются прямо в реку. Мы били свои ноги, спотыкаясь о камни, а сзади, чуть только задержись и не убери ногу, укусит через штанину педаль своими стальными зубьями. Надо было бы взять с собой ключ и снять им педали, тогда может быть к вечеру икры сзади не были бы все синие и в царапинах. В самых сложных местах, а они встречались каждые полкилометра, мы налегали на каждый велосипед вдвоем. Мы почти ничего не видели, кроме валунов на тропе и ненавистных педалей.

В одном месте, там где тропа, шла по плоскому дну долины, мы поехали на велосипедах. Когда медленно перетаскиваешь велосипед через один камень за другим, то кажется, что пейзаж вокруг совсем не меняется, здесь же наоборот, чувствуешь, что летишь как молния.

Лунное озеро Чандра Тал

По мокрой, каменистой, плохо укатанной дороге мы осторожно спускались с 4551-метрового перевала Кунзум. Из рюкзаков была вытащена одежда для утепления: непромокаемые куртки и штаны, пуховые жилетки, синтепоновые варежки, но цепкий высокогорный холод просачивался через рукава, заползал под капюшон, оставался в носках и под воротником. Притихшая было метель возобновилась, и в снежном тумане мы чуть не пропустили развилку на озеро Чандра Тал (в 9 км от перевала со стороны Лахула). Пьяный указатель в сторону озера – на хинди; английская сторона обращена к обрыву, где ее могут прочитать разве что хищные птицы.

Пастухи, встреченные нами на Кунзуме, говорили, что дорога на Чандра Тал еще не расчищена от снега. Однако на первый взгляд она была лучше, чем «шоссе», по которому мы ехали раньше: без больших ям и кочек и без потока ледниковой воды по глубоким колеям. Но уже через несколько минут нам перекрыл путь первый снежник, который, впрочем, можно было обойти по краю, не снимая с велосипедов поклажу. Еще через четверть часа – брод, который уже пришлось преодолевать пешком. Он был в буквальном смысле ледяным – вокруг речки лежал снег. Дно все в крупных камнях, Паша проехал половину и дальше тащил велосипед по середину икры в воде…

По следам тибетских караванов

Китай и индийский штат Химачал-Прадеш разделены хребтом высотой более 5000 метров. Через него прорывается река Сатледж, окруженная непроходимыми теснинами. Высоко над ней проходит древний индо-тибетский торговый путь. Караваны мулов с шелком, шерстяными шалями, чаем и солью шли по узкой тропе, вырубленной в цельной скале, кое-где почти отвесной. В XX веке построили шоссе, пролегающее параллельно. В некоторых местах старая и новая дороги пересекаются, например, на четырехкилометровом перевале Шипки-Ла – одной из немногих точек Индии, откуда можно заглянуть в Тибет. Это моя статья, опубликованная в журнале «Всемирный следопыт» в номере 7/2011.

Три последних "доширака" или первое в мире прохождение реки Сицюй в Сычуани

«Ты уверен, что это дорога Литанг – Шангри-Ла?» – «Судя по генштабовской карте, это она». Несколько предыдущих дней мы ходили рядом с горой Геньен, по заснеженным перевалам и долинам с золотой листвой. Утомительный холодный десятидневный поход заканчивался, и мы уже мечтали о горячем душе (завтра, послезавтра?). Обсуждали, какие бисквиты выберем в первой встреченной китайской кондитерской. Наш план был таким: выйти по хорошей дороге из широкой и длинной долины (деревни есть, магазинов – ни одного), потом по шоссе за один-два дня автостопом до Шангри-Лы.

Шоссе оказалось неасфальтированной проселочной дорогой. Два грузовика и экскаватор вяло вели дорожные работы. Надежда на поток машин и быстрый автостоп увядала.

Дальше мы рассказываем о том, как вместо запланированного автостопа пошли в поход, как обнаружили серьезную ошибку на карте и из-за этого попали в абсолютно дикую местность, что происходило в процессе и чем все закончилось.

Как мы заблудились на вулкане Инелика и каков из себя вулкан Ваво Муда

Кто сказал, что сгинуть можно только на высокой, сложной и снежной горе? Дудки! Заблудиться можно и в 300 метрах от асфальтовой дороги. Комплекс вулканов Инелика (Inielika) расположен к северу от города Баджава в центральной части индонезийского острова Флорес. Он состоит из десяти кратеров, внутри некоторых из них – озера, другие заросли травой и деревьями. Высшая точка – 1559 м. В историческую эпоху Инелика извергалась два раза: в 1905 году и в 2001. Кратеру, в котором произошло последнее извержение, в некотором роде повезло – он попал в путеводители для западных туристов. Этот кратер называется Ваво Муда (Wawo Muda), там-то мы с Пашей и нашли приключений на наши любимые части тела. Вернее, мы их нашли во время спуска, но обо всем по порядку.

«Джалан багус»: на мотоцикле по Сумбаве

Я думаю, что вероятность встретить черепаху, откладывающую яйца на пляже, наиболее велика в прилив в полнолуние (еще хорошо при новой луне, но это ждать еще полмесяца). В прилив потому, что в отлив до песчаного берега добраться сложно из-за обнажившегося кораллового рифа, а в полнолуние, так как в этот день самый высокий прилив. Прилив длится примерно 3 часа и поздним вечером я еду на дальний пляж…

Также читайте в этой статье:
- как мы ехали по разбитой дороге от Секонганга до Луньюка, а потом до Сумбава Бесара;
- как мы переносили мотоцикл через броды;
- как мы поднялись на вулкан Тамбора и увидели 6-километровую кальдеру
- как мы ехали по главному шоссе острова Сумбава

GingerTea: 10 самых сильных впечатлений первого года путешествия

1. Вечер в маленьком монастыре // Тибет
Монахи слушали «вражеское» радио про Далай-Ламу, пересчитывали наши зубы, измеряли размеры наших стоп, беспрерывно поили чаем. Мы спали в ламской комнате, рядом с гомпой. В 5 утра лама начал читать мантры. Около 8-ми пришли первые паломники, которым монахи нас с гордостью демонстрировали…

Тибет самостоятельно. Впечатление и советы: что есть, где жить и как передвигаться

Тибет – сложный для путешествия регион. Туда трудно попасть, там непросто передвигаться, там почти не говорят по-английски, там много китайских туристов. Но одновременно Тибет такой мощный магнит, что отказаться от поездки туда невозможно. Мы систематизировали все наши впечатления о Тибете: – как пробраться (самое главное и самое сложное), как обойтись без пермита, как ездить, где жить и что есть. Пользуйтесь!

Как мы сделали бамбуковый плот и сплавились на нем по реке Нараяни (Непал)

Первый плот размером 3х3 метра мы сделали из 5 бамбуковых продолин и поперечин. Ниже автомобильного моста около поселка Дамаули на реке Сети мы напилили свежего бамбука. Резали его ножовкой, хотя непальским серпом (есть у каждого крестьянина) работать было бы легче, особенно расщеплять бамбуковые стебли вдоль. Связывали бамбук пластиковым хозяйственным шнуром. Местные дети наблюдали за процессом, бегали вокруг, суетились, трогали плот, отвлекали, заводя беседы по-английски. Один крестьянин помог серпом срубить боковые сучки, а также расколоть несколько жердей вдоль для настила. Другой пришел требовать денег за якобы его бамбук из леса, но после того, как узнал, что мы не американцы (удивление!), и деньги у нас есть только на еду, сказал: «Ну ладно» (переводили дети) и ушел.

Как попасть из Лхасы в Катманду без тибетского пермита

Самое сложное – попасть в Тибет. Когда проник внутрь, остальное не так уж страшно. Выехать, как оказалось, тоже просто. В этой статье мы подробно рассказываем:
- о том, как успешно доехали автостопом из Лхасы до границы Тибета
- о полицейских постах по дорогое и о том, как мы их благополучно миновали
- как сделали непальскую визу, как перешли границу и очутились в Непале.

Отчет о горном походе в районе озера Намцо, хребта Ньенчен-Тангла (Центральный Тибет, провинция Ю)

В сентябре 2009 года мы с Пашей осуществили свою мечту – сходили в поход по Тибету. Получилась практически экспедиция. Мы были в таких местах, где совсем не бывает туристов, и впервые описали прохождение шеститысячного перевала Гуринг. Читайте в подробном отчете:
- как мы дважды пересекли хребет Ньенчен-Тангла;
- таинственный перевал Гуринг – что там происходит на самом деле;
- что можно увидеть в Тибете вдалеке от туристических мест;
- можно ли собрать раскладку для спортивного похода в Лхасе и как это сделать.
Осторожно! Много красивых фотографий.

Как попасть в Тибет самостоятельно без пермита

Информация относительно попадания в Тибет разнообразна: от отчетов русских автостопщиков о проезде всего Тибета без единого пермита (пропуска, выдаваемого властями Китая), до рассказов китайских турагентств об обязательности пермита и организованного (этим турагенством) тура просто для въезда в Лхасу или даже для покупки билетов на поезд. Реальность находится где-то посередине, между этими крайностями.

Путешествие из Уйгурии в Тибет на поезде: Урумчи-Ланчжоу-Лхаса

Описание того, как мы вплотную познакомились с сидячими вагонами китайских поездов по пути из Урумчи в Лхасу, с повадками китайских чиновников и привычками малокультурных пассажиров, но, преодолев все трудности все-таки доехали до столицы Тибета совершенно без проблем.

Из Ечена в Тибет. Приключения на запретной западно-тибетской трассе

Мы попытались въхать в Тибет по трассе 219 (Ечен-Али-Лхаса). На первом посту в Ахмеджаде (100 км) китайцы послали нас обратно. Огорчившись мы решили все-таки обойти по горам. Для обхода выбрали перевал соседний с тем, через который идет дорога. Подъем от Ахмеджада 500 метров, потом спуск в долину реки Тизниф еще 500 метров. Расстояние по горизонтали километров 6-7 (по сравнению с дорогой срезали километров 25). На все потратили часа 3-4. Тизниф прозрачен и прохладен, есть заводи и хорошие места у реки. Решили отдохнуть и дождаться основного ночного потока машин на Али. С двух часов ночи мы сидели у дороги и пытались ловить машины. Водители категорически не берут. Хотя некоторые останавливаются. Двое водителей даже презентовали нам арбуз и лепешку. А в машину не взяли. Говорят, без пермита нельзя. В кузове среди грузов тоже нельзя – китайцы проверяют. После обеда решили ехать обратно за возможным пермитом в Ечен.

Пешком к Хан-Тенгри и пику Победы по леднику Иныльчек

В прошлом году после похода в Кунгей, мы с Тоней ходили к Хан-Тенгри и пику Победы – двум из трех семитысячников Киргизии. Сначала мы перевалили из долины реки Сары-Джаз в долину Иныльчека и по последней долине пошли вверх. Это было тяжело, но виды такие, что я бы и вдвое тяжелее выдержал бы.

Горный поход из Казахстана в Киргизию через два хребта к озеру Иссык-Куль

В прошлом году мы ходили со спортивной группой по через хребты Заилийский и Кунгей Алатау. Лучшие фотографии, отражающие то, что видят и с чем сталкиваются в спортивном походе, и комментарии к ним.

Кто как прыгает через ледовые промоины

Кажется, что все люди прыгают одинаково: что может быть необычного в простом прыжке? Оказывается, если на спине тяжелый рюкзак, на ногах кошки, в руках палка или ледоруб, а промоина широкая и устрашающая, то у каждого выявляется свой, непохожий на других способ прыжка. Я запечатлел на фото разные способы делать это.

На велосипеде в Кодорское ущелье и к озеру Амткел

Военно-сухумская дорога, которая идет от главного абхазского шоссе через ущелье реки Кодор и Абхазскую Сванетию до Южного Приюта (напротив которого через Главный Кавказский хребет находится Домбай) начинается от моста через р. Мачара. Сначала обычный абхазский равнинный сельский пейзаж. Дорога потихоньку идет вверх. Льет дождь, мокро. Людей почти нет. Много разрушенных домов, но есть и жилые.

8 марта в новом стиле - по зимним Хибинам на лыжах

Жить в палатке зимой на севере некомфортно. Поэтому в первый день мы выходим из Кировска и направляемся на базу КСС. Там в избах можно не беспокоиться о холодовой усталости и превратить поход по Хибинам в легкую прогулку на лыжах. Костры, оргстекло, пилы-топоры и примуса – отменяются. Но не отменяются экстрим и свершения. В жизни всегда есть место подвигу.

Путешествие в Псху через перевал Доу – 2006

Псху. Отдаленное «русское» село в Абхазии в горной котловине, куда из города можно попасть лишь «курурузником» или своими ногами. Одно из самых загадочных мест Абхазии. Пройти через горы, через полноводные реки, через заколюченный лес и заросшие остатки троп. И увидеть совершенно другую реальность.

Одна в Абхазии: автостоп, палатка, йога и (не)одинокая туристка

Страшно подумать, но на майские праздники я ездила в Абхазию одна. Паша поехать не смог, попутчика не нашлось, да я и не особенно искала. Хотелось проверить, получится ли одной. Все получилось. Не без приключений. Как именно – об этом я и рассказываю здесь.

Абхазия на лыжах. От озера Рица к курорту Авадхара под новый год

В новый год мы решили сходить в лыжный поход по Абхазии. Почему лыжный? Потому, что в начале декабря пытались зайти на г. Мамзышха и оказалось, что с 1000 метров в горах в Абхазии уже начинается снег, а на 1300-1500 метров снег достигает такой глубины, что тропить пешком даже по дороге становится очень сложно. Следовательно пеший поход трансформируется в лыжный. Никаких описаний лыжных походов по Абхазии нам найти не удалось, как и вообще описаний категорийных походов по Абхазии за последние 20 лет. Поэтому заранее удалось лишь приблизительно определить программу похода, а точнее решать на месте. Вот что из этого вышло.

По пояс в снегу. Пеший поход на Мамдзышху в декабре

На границе повсюду люди с тележками, доверху нагруженными мешками мандаринов. Мандарины повсюду, мандариновый запах, мандариновые шкурки – сезон. Половину пограничного моста занимает загон из железной сетки, в котором стоит очередь мандариновых тележек. Очередь на несколько часов. Граждане без тележек идут вне очереди. Приветливые абхазские пограничники смотрят мельком российские паспорта и желают счастливого пути. Здесь же оформляют мед страховку (10 р/день). Интересуются, куда едем. Высказывают предположение, что в горах «снег и холодно».

Как подняться на Эльбрус

Подняться в принципе технически несложно – до самой вершины идет тропа, натоптанная многочисленными поднимающимися. Для восхождения важны три вещи:
1. Акклиматизация. Кто идет подниматься с ходу или после 1 -2 дней в горах тащатся очень медленно, по пути «рожая ёжиков» – страдая от горной болезни. При этом сомнительна способность принимать здравые решения и вообще состояние близкое к полусну – можно сесть и замерзнуть (хотя наверное восходители увидев спящего его растолкают). Симптомы горной болезни по нарастанию тяжести: одышка, головокружение, тошнота, рвота, заторможенное состояние, самопроизвольное засыпание, смерть. Высокогорный отек легких и мозга развивается медленно и маловероятен. Участники советской экспедиции на Эверест для тренировки жили на вершине Эльбруса. Приходят такие туристы запыханные и с выпученными глазами, а там мастера спорта сидят рядом с палатками, загорают, играют в шахматы, улыбаются